Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Categories:

Хеврон - 5

Начало:
http://leorer.livejournal.com/540266.html
http://leorer.livejournal.com/540482.html
http://leorer.livejournal.com/540915.html
http://leorer.livejournal.com/541077.html

Тель-Румейда расположена на холме, где находился древний Хеврон. Он доминирует над городом. Там действительно развалины четырехтысячелетней давности. Здесь ведутся раскопки:



А это то, что осталось от городских стен:



В Тель-Румейде живут несколько десятков человек, здесь же расположена военная база. Когда я побывал в Тель-Румейде 10 лет назад, там находилась только эта постройка:



Она и сейчас на своем месте, и в ней живут поселенцы. Но рядом в 2005 году был построен новый дом для евреев:



Он построен прямо над раскопками, поэтому он на столбах. Под столбами - раскопки. В свое время археологи возмущались по этому поводу: "Если вы так любите свои древности, зачем строить новый дом на месте раскопок?" Но у поселенцев своя логика.
Вот камни четырехтысячелетней давности под этим домом:



И вход на военную базу:



Напротив нового еврейского дома стоит зарешеченный снизу доверху арабский. Сетки и решетки не спасают его, однако, от камней:



Навстречу нам из временного еврейского дома вышла тетка:



С ней у нас завязалась дискуссия. "Это наша земля, арабы живут в 22 странах, в Америке, во всей Европе, пусть они туда и едут, а мест, где живая еврейская история, очень мало. Вся земля здесь принадлежала евреям". На вопрос о зарешеченном доме она сказала: "Там живут хамасники. У них сын в израильской тюрьме. Если бы им не платил Красный крест за то, что они здесь живут, они бы давно убежали на ту сторону. Представьте, что еврейская семья поселилась бы в арабской части Хеврона. Она не прожила бы там и 24 часа".
На вопрос одного из участников нашей группы, что будет, если арабы потребуют свое имущество в Яффо, Хайфе и Лоде на основе таких же критериев, она ответила: "Это ваша проблема". (Спасибо за откровенность). "Хотите - отдавайте. Но я считаю, что мы выиграли войну в 1948 году, и мы ничего им не должны".
В заключение тетка предложила нам приехать в Тель-Румейду самостоятельно, не в составе группы "Шоврим Штика", а также посетить хевронские фестивали. В целом она была доброжелательной, и никто не повышал тон.
С другой стороны от нового еврейского дома оборудована автостоянка для машин еврейских жителей и военнослужащих с базы:



На другой стороне площади бывший арабский дом, ныне занятый поселенцами:



По поводу собственности на это дом до сих пор идет судебный процесс. Евреям легче из-за того, что арабской семье, убежавшей из дома, все надоело, и она не проявляет настойчивости. Рядом вход во двор, принадлежащий другой арабской семье. Ее не так "достают", как жителей дома за решеткой, потому что арабский дом достаточно глубоко во дворе, и он ближе к военной базе, чем к домам евреев. Но на воротах дома написано: "Кахане":



И эта надпись многое объясняет.
Пока мы там находились, подошел мужик из местных и начал орать:



Этот тип, в отличие от тетки, оказался очень агрессивным. Экскурсовод попросил нас не вступать с ним в разговоры, потому что в таком случае армия нас немедленно прогонит. Пока нам объясняли ситуацию, он на нас орал, обзывал арабскими шлюхами, пытался перекричать:



Особенно он придирался к Иегуде. Разумеется, называл его "дезертиром", "доносчиком", и т. д, и т. п. Но до драки дело, к счастью, не дошло, хотя мужик бы с удовольствием ее инициировал.
Снизу на снимке его сын.
Мы пошли вниз, и на перекрестке за нами заехал автобус. У него было выбито стекло в кабине водителя:



Пока автобус стоял на стоянке у пещеры Махпела, кто-то выбил в нем стекло. Поскольку вход арабам в ту часть города запрещен, понятно, кто это сделал.
Мы приехали на площадь перед пещерой Махпела и пошли в пещеру, помолиться:



Вокруг пещеры все та же рутина апартеида. Арабы возвращаются с молитвы по "арабской" стороне улицы:





У входа в залы нас остановил охранник, спросил, не из группы ли мы "Шоврим штика" и заявил, что дальше нельзя. "Ведутся работы". Тем временем сквозь "битахон" свободно проходили отдельные евреи. Все понятно, селекция по идеологическому признаку. Иегуда отправился к начальнику службы безопасности и потребовал объяснений:





Разбрирательство продолжалось порядка 20 минут. Я спустился вниз и пошел в магазинчики, но несколько человек остались наверху, и они таки смогли вместе с Иегудой помолиться в пещере Махпела. Потом Иегуда сказал мне: "Это нельзя оставлять без ответа. Понятно, что они хотят устраивать тут идеологическую селекцию для евреев и пропускать только правых, но мы этого не допустим. Мы евреи, израильтяне, и имеем право приходить и молиться в пещере Махпела".

На этом наши приключения не закончились. У шлагбаума на въезде в Кирьят-Арбу, через которую проходит дорога в еврейский Хеврон, наш автобус остановил "равшац" - ответственный за безопасность ишува. Он заявил, что ехать через Кирьят-Арбу нам нельзя, потому что есть сведения, что мы можем устроить там провокации против поселенцев. (!) Если ехать, то только в сопровождении армейских джипов. Завязался спор:







Иегуда снова пошел на принцип. "Мы евреи, израильтяне, и имеем законное право тут ездить". Тем временем подъехал джип военной полиции. Он в итоге и проводил нас до выезда из Кирьят-Арбы - сонного городка, типичного большого поселения, охраняемого гетто за колючей проволокой. Мы не смогли бы устроить там провокацию, даже если бы хотели, ввиду отсутствия объектов провокаций. Но к могиле Баруха Гольдштейна, входившей в программу экскурсии, мы, понятно, не попали.
Спор Иегуды с полицейскими продолжился и после нашего выезда в сопровождении джипов из Кирьят-Арбы, но уже не на таких повышенных тонах:





Кстати, про "равшаца". "Равшац" - это ответственный за безопасность поселения, государственный служащий, получающий зарплату. Все солдаты, охраняющие поселения, поступают в его распоряжение. Он может отдать им любое распоряжение - отогнать пастухов, снести бедуинскую палатку. Обжаловать его невозможно. Все потребности поселения, связанные с его охраной, определяет "равшац".

И в заключение про организацию "Шоврим штика".
В 1994 году группа парней, служивших на территориях, собралась и начала обмениваться мнениями. Что делать? Они решили устроить выставку в Тель-Авиве про Хеврон. И устроили, с фотографиями и свидетельствами очевидцев. Выставка вызвала большой резонанс. После этого они решили, что мало "привезти Хеврон в Тель-Авив", надо "привезти Тель-Авив в Хеврон", и начали организовывать экскурсии туда. Так возникла организация "Шоврим штика". Военные власти отказались их пускать. Ребята подали иск в Багац и выиграли его. С тех пор они возят группы в Хеврон и на Хевронское нагорье, знакомят людей с ситуацией в этих местах.
Организация собирает свидетельства очевидцев, служивших на территориях. Изданы две брошюры - "Свидетельства солдат из Хеврона" и "Свидетельства солдаток из Хеврона". Я их взял себе. Имена свидетелей записаны в организации, они известны ее активистам, но не публикуются, "чтобы не мешать людям в жизни".
"Шоврим штика" получает финансирование от "Нового израильского фонда", а также от ряда европейских посольств, имеющих особые фонды, выделяемые для развития демократии в странах пребывания. Авнер считает, что это нормальная и правильная практика. "Мы хотим быть нормальной, демократической страной, и спонсоры - наши друзья". В организации "Шоврим штика" работают несколько человек, большинство из них - в качестве волонтеров. Они выступают с лекциями, организуют фотовыставки, водят экскурсии.
От себя добавлю, что это финансирование и эти средства - копейки по сравнению со средствами и возможностями, которыми обладают в Израиле правые организации, спонсируемые в основном богатыми евреями. Так что "чья бы корова мычала", как говорится.
Со всеми вопросами можно обращаться на сайт организации.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 35 comments