Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Иорданская долина - 2

Проблема воды.
Начало - http://leorer.livejournal.com/615013.html

Бикат а-Ярден никогда не была пустыней. Это была плодородная долина. Когда Моисей смотрел с горы Нево на обетованную землю, в которую предстояло войти его народу, но не ему самому, он видел именно Иорданскую долину, точнее, ее южную и частично среднюю часть. Иерихон, расположенный в одноименном оазисе, считается древнейшим городом на Земле, ему 10 тысяч лет. До Шестидневной войны и сразу после нее Бикат а-Ярден оставалась овощной и фруктовой житницей Западного берега Иордана. Если на Нагорье выращивали в основном маслины и виноград, то в долите Иордана росли овощи и фрукты, которые оттуда потом везли на рынки Вифлеема, Наблуса, Восточного Иерусалима.

Сейчас это пустыня с редкими оазисами. Оазисы в основном там, где расположены еврейские поселения. Если выпустить в Бикат а-Ярден овцу, овца погибнет от голода быстрее, чем в такой классической пустыне как Негев, потому что в Негеве есть летом сухая трава, а в Бикат а-Ярден ее нет.
Вот наша группа стоит под одним из редких деревьев, сохранившихся с тех пор, когда Бика еще не была пустыней:



Что произошло? Объяснение арабской стороны – "воду выпили жиды". У западной части Иорданской долины два основных источника воды – река Иордан и подземные воды, поступающие со стороны Нагорья. Иордан "выпит" на его пути из Кинерета в Мертвое море, большая часть его воды ушла во Всеизраильский водовод, построенный в середине 50-х годов. Сейчас расход воды в устье реки при ее впадении в Мертвое море равен двум процентам от того, каким он был в начале 20 века.

Теперь о подземных водах. В Бикат а-Ярден не бывает дождей. Вся небесная влага, приносимая тучами, идущими со стороны Средиземного моря, выливается над приморской долиной и над западными склонами Иудейских гор, вплоть до расположенного на водоразделе Иерусалима. Потом земля уходит на 1200 метров вниз, влажность воздуха резко уменьшается, и остатки туч уходят на восток, не проливая дождя, отдавая остатки влаги уже в Иордании, над горами Гилада.

Но в Бикат а-Ярден стекают подземные воды как с запада, так и с востока. Под Иудейским хребтом расположены три основные водоносные зоны страны Израиля, три аквифера – западный, северный и восточный. Все они большей частью находятся под палестинскими территориями, поэтому палестинская сторона настаивает на праве распоряжаться водой из аквиферов. Но Израиль с этим категорически не согласен, потому что израильтяне тоже хотят пить. "Израиль не может существовать без ресурсов Иудеи и Самарии" - один из основных аргументов противников нашего отступления с этих территорий и прекращения их оккупации.

Соглашения "Осло", подписанные в 1994-95 годах, в Израиле большинство граждан страны считает предательскими, подлыми, антинародными, читайте наших правых публицистов. Палестинская сторона в свою очередь считает, что "Осло" – это изощренный обман, навязанный палестинцам хитрыми евреями. И у нее есть основания так считать. Соглашения изначально были временными, рассчитанными на пять лет, с 1994 по 1999 год, в 1999 году должно было быть подписано соглашение о постоянном урегулировании. Оно, как известно, так и не было подписано, и временный режим, установленный в Осло, продлевается бесконечно явочным порядком. Палестинцы на это не рассчитывали, изначально относясь к "Осло" как к временному режиму, навязанному им, в котором много невыгодных и плохо продуманных пунктов, и который надо "перетерпеть", потому что он всего на пять лет.

Ситуация с водой – типичный пример этого. Согласно соглашениям "Осло", Израиль пользуется водой из западного и северного аквиферов, а палестинцы – водой из восточного аквифера. Кроме того, Израиль имеет право добывать воду для собственных нужд из глубинных горизонтов восточного аквифера, которую не используют палестинцы.

Здесь было допущено две ошибки. Во-первых, мощность водосодержащих горизонтов восточного аквифера была оценена неправильно. Реальные цифры оказались чуть не вдвое ниже оценочных данных. Во вторых, выяснилось, что добыча израильтянами воды из глубинных горизонтов таки влияет на состояние поверхностных. Я не гидролог и не знаю, можно ли было считать эти горизонты совершенно не зависимыми друг от друга, и что говорит по этому поводу наука, но израильтяне убедили палестинцев из соответствующей комиссии, разрабатывавшей часть экономических приложений "Осло", посвященную водопользованию, в том, что забор воды из глубинных горизонтов восточного аквифера не причинит никакого вреда их традиционным источникам воды.

Начиная с турецких времен в Бикат а-Ярден создавалась разветвленная сеть водоотводных каналов, спускающихся от предгорных колодцев и источников в нижнюю часть долины. Вода поступала в общий бассейн деревни, оттуда она под контролем старейшин распределялась по бассейнам хамул и малых семей. Распределение воды производилось по принципу равенства, с учетом количества ртов в семьях.
Вот один такой канал, по которому еще 10 лет назад текла вода из источника Уджа на поля одноименной деревни. Взгляд наверх и взгляд вниз:





На том канале, который идет вниз, раньше было нечто вроде водного аттракциона, аквапарка. Дети скатывались в воде по желобу, имевшему несколько ступенек.

И вот вокруг источника Уджа израильская компания водоснабжения "Мекорот" пробурила сразу четыре глубокие скважины, вся вода из которых поступает теперь по трубам только на поля поселений и в дома поселенцев. В целом по Иорданской долине за прошедшие после "Осло" годы пробурены десятки глубоких скважин. В течение двух лет после появления этих скважин источник Уджа, не высыхавший никогда, полностью пересох, и водоотводные каналы приобрели тот вид, который я показал выше. В ответ на все просьбы и требования жителей деревни поселенцы и израильские официальные лица, в основном армейские, тыкали пальцем в соглашения "Осло". Теперь пресной воды из источника и из колодцев в Удже нет. Воду туда привозят в цистернах, она дорогая. Ее сначала пьют, потом ей моются, потом то, что остается, спускают в унитаз. Поля поливать нечем. Уджа из деревни, окруженной плодородными полями, превратилась в поселок в пустыне, где нечем прокормить и напоить даже овцу.

Хуссейн, житель Уджи, с которым я беседовал, в 70-е годы купил большой земельный участок в окрестностях деревни. Он думал, что дохода от участка хватит ему и всем его братьям и детям. Он выращивал помидоры и огурцы, возил их вместе с братьями на рынок в Вифлеем. Потом его земля высохла, стала пустыней. Она есть, и она принадлежит Хуссейну, но толку в земле нет, и она ничего не стоит. Теперь семья живет в основном за счет того, что два сына Хуссейна работают в соседних киббуцах. Киббуцники, как известно, у нас самые жестокие эксплуататоры, потому что им надо кормить больше паразитических ртов, чем мошавникам и фермерам-одиночкам.

Лишившиеся возможности обрабатывать собственную землю крестьяне, как и везде в мире, стали батраками. Они получают по 50 шекелей за рабочий день. Работа у них очень опасная, опаснее, чем на стройке.

Фирменная культура Бикат а-Ярден – финиковая пальма. Финики срывают, залезая по высокой стремянке к самой кроне пальмы. Гроздья иногда висят далеко от ствола, поэтому падения происходят часто. Существует специальная машина с выдвижной телескопической вышкой и корзиной сверху, на которой стоят люди, и так они собирают гроздья фиников. По этой технологии работают в Араве, на крайнем юге Израиля, где тоже выращивают финиковые пальмы, но там работают таиландцы. В Бикат а-Ярден так не работают, потому что здесь есть арабы. Дешевле араб со стремянкой, чем таиландец на машине.

Согласно закону, в случае производственной травмы работника должен доставить в больницу работодатель. Палестинского рабочего должны доставить в больницу в Израиле, но на пути из Бикат а-Ярден в Израиль блокпосты, через которые палестинцев не пропускают. К тому же поселенцам некогда, поэтому травмированного обычно подвозят к блокпосту и звонят его родственникам, чтобы забрали парня с другой стороны. Такие случаи - скорее рутина, чем исключение.

Кстати, в ходе беседы с крестьянами Уджи и экологами выяснилось, что воду из восточного аквифера пьют не только жиды, но и свои же братья-арабы. Они тоже бурят скважины выше по склонам, и вода оттуда идет в краны жителей Рамаллы и Эль-Биры, "привилегированных" по сравнению с феллахами Уджи палестинцев. В Рамалле таких проблем, как в Удже, с водоснабжением нет, хотя воды все равно меньше, чем у евреев. В целом потребление воды в пересчете на одного палестинца на Западном берегу Иордана втрое меньше, чем на одного израильтянина, а в Бикат а-Ярден оно меньше впятеро. Врачи-гигиенисты считают, что обеспеченность палестинцев водой ниже гигиенического минимума.

И еще, сказывается разница в ментальности народов. Израильские представители убеждают палестинских жителей долины Иордана, в том числе крестьян Уджи, использовать для полива полей сточные воды Рамаллы, Восточного Иерусалима и еврейских поселений Нагорья. Их спускают в отстойник, расположенный возле Иерихона. В Израиле очищенная вода используется вовсю. Но палестинские крестьяне не привыкли пользоваться "вторичной" водой. Они не уверены в том, что урожай после полива этой водой получится пригодным в пищу. Кроме того, они не понимают, почему компания "Мекорот", откачивающая воду из водоносных слоев, не распределяет ее по справедливости между палестинцами и поселенцами, так, как было принято в этих краях испокон веков. Местный инженер по водоснабжению сказал: "Мы считаем поселения незаконными, но они уже есть, с этим ничего не сделаешь. Однако если вы забираете воду, распоряжаетесь нашей водой, хотя бы распределяйте ее по справедливости". На этот довод трудно что-либо возразить.

Помимо проблемы поселений и проблемы воды у арабских жителей Бикат а-Ярден есть еще одна проблема – установленные для них израильтянами ограничения на передвижение по долине, въезд в долину и выезд из нее. Об этом в следующей части репортажа.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments