Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Category:

Как я побыл эритрейцем в израильском бейт-авоте


Случилось это совершенно неожиданным образом. Я постоянно работаю в одной из израильских компаний в статусе штатного переводчика-сдельщика. То есть, у меня имеются все социальные условия, но заработок зависит от количества выполненных работ. Наступили осенние израильские праздники с кучей выходных дней, заказчики поразъезжались кто куда, работы в фирме осталось мало, а вся, которая осталась, оказалась несрочной и очень невыгодной. Я вдруг понял, что в сентябре мой доход окажется неприлично маленьким, а это совершенно не входило в мои планы. Тогда я сказал, что отправлюсь гулять за свой счет.

Отправился я гулять на одну из улиц, где много рекрутерских контор, и начал искать работу на период праздников, причем желательно включая выходные дни – пятницы и субботы. Работа нашлась достаточно быстро – работником по уходу в одном из местных домов престарелых. Начинать можно было хоть немедленно, работать можно сколько хочешь, зарплата – 23 шекеля в час.
На следующий день, в канун еврейского нового года, я туда и вышел. Проработав два дня по две смены, вполне освоился.

В бейт-авоте есть, конечно, в штате дежурные медсестры, один большой начальник и два-три врача, но все остальные – просто обслуживающий персонал, «метаплим». Жильцы дома – почти все колясочники, стоять мало кто умеет, самостоятельно питается примерно половина. Персонал их купает, переодевает, меняет жильцам белье, кормит их и следит за порядком. Персонал работает в три смены – утреннюю, вечернюю и ночную. У жильцов подъем в 6-7 часов утра, их сразу раздевают, сажают на купальное кресло и моют. Потом переодевают в чистое, высаживают в персональные коляски и везут в главный зал отделения, где они завтракают. После этого жильцы смотрят телевизор или тупо сидят, ожидая обеда. В 12:30 им привозят обед, кормят тех, кто не способен питаться самостоятельно, и к двум часам везут спать. Спят они два часа, потом их переодевают, снова кормят, они сидят в том же зале, их снова в последний раз кормят, и к 20:00 они укладываются спать окончательно. Всего им за день по пять раз меняют подгузники, в том числе один раз ночью.

Персонал делится на три этноконфессиональные группы, каждая из которых составляет примерно треть от общей численности. Это русскоязычные, арабоязычные и амхароязычные – в основном эритрейцы, но есть и эфиопы. Хозяйственной частью заправляют трое «наших» - Азим, Одай и Алишер, все трое из Узбекистана. В заведении есть еще, понятное дело, кухня и прачечная, где процент амхароязычных гораздо выше, чем в отделениях.

Большая часть русскоязычного и амхароязычного персонала живет там же, в подвальном помещении бейт-авота, в комнатах, рассчитанных на четыре человека. Стоимость проживания – 450 шекелей в месяц (!) В номере все удобства, включая телевизор, правда, без кабельных каналов. Завтраки и обеды бесплатные, в специальной столовой для персонала. Обеды очень сытные, кстати, я давно отвык столько жрать.

Спрашивается, а где же в нашей истории израильские евреи? Они тоже есть. Это одна медицинская клоунесса, которая приходит заниматься с жильцами, и культпросветработник, которая зачитывает им выдержки из ежедневной «Правды», пардон, «Йедиота». Получается точная копия советской политинформации, только хуже, потому что эта политинформация приправлена израильским шовинизмом и расизмом. В частности, тетя долго рассказывала о том, как все вокруг желают нам зла, и поинтересовалась после этого мнением зала. Один дядечка, явно бывший сотрудник одной из служб безопасности, начал наезжать на арабов и рассказывать про то, какие они мерзавцы, и как им нельзя ни в чем доверять. Происходило это в присутствии двух красивых девушек, Рании и Самиры, которые убирали обеденный зал, а до этого кормили жильцов, включая дядечку. Обе прекрасно владеют ивритом. Мне как-то резко захотелось, чтобы весь персонал этажа объявил шовинисту бойкот и наотрез отказался его мыть, кормить, вытирать ему жопу. Пусть он ищет для этой цели еврея, который не мерзавец, и которому он сможет доверять.

Но если не замечать типичную израильскую жлобскую расистскую гадость, к которой мы все успели привыкнуть до такой степени, что даже не задумываемся о ней, то и среди жильцов, и среди персонала обнаруживается множество очень интересных людей. Есть жильцы – бывшие советсткие преподаватели и летчики. Есть парни из персонала, успевшие поработать в Дубае. Один из них в ответ на вопрос, где народ наглее, в Израиле или в Дубае, ответил мне, что в Израиле, чему даже я удивился. Один из узбеков начал мне рассказывать про Тамерлана, и я понял, что он очень глубоко в теме. Но и он поехал подрабатывать, и сейчас ухаживает за стариками в Израиле, и не парится по этому поводу.

Я ни от кого не скрывал, чем и где занимаюсь. Мое желание поработать в бейт-авоте было встречено почти всеми с пониманием, только одна уборщица удивилась, зачем мне это нужно. А нужно это на самом деле хотя бы потому, что я давно не общался сразу с таким большим количеством новых и интересных людей.

Кстати, об эритрейцах. История их прибытия в Израиль всем известна. Менее известно то, что все они лингвистические гении – буквально за месяц самостоятельно овладевают ивритом на уровне ульпана «алеф». Через месяц-два почти все работают в таких местах, как описываемый бейт-авот. Некоторые живут там же, но есть и такие, которые уже съехали с казенного жилья и самостоятельно снимают квартиры на несколько человек. Молодцы ребята.

Любая страна должна была бы радоваться притоку молодых, сильных, здоровых парней, быстро обучаемых и готовых работать на любой работе. Но у нас, как известно, имеет место местечково-расистский гевалт, как будто так и надо.

Сама по себе работа в бейт-авоте совсем не тяжелая. Я в 50 с лишним лет, при том, что у меня был в свое время перелом позвоночника, и была раздроблена пятка, спокойно ее делал. На стройке я работать уже не могу, попробовал в аналогичной ситуации четыре года назад и понял это, а там могу, и даже без напряга.

На второй день моего отсутствия на постоянной работе оттуда позвонило начальство и потребовало, чтобы я срочно выходил в фирму и не валял дурака. Объяснив ситуацию узбекам в бейт-авоте, я договорился, что буду работать там по два дня в неделю – пятницу и субботу, плюс в оставшиеся еврейские праздники. Там всегда нужны люди, а у меня нет лишних денег, и любая прибавка приветствуется. За семь дней, пока израильский народ занимался фигней, я заработал почти 2000 шекелей. К тому же я успел привыкнуть к бабушкам и дедушкам. Работа и общение с ними настраивают на позитивный лад и на мысли о вечном.

В тему:

Газовцы.

Как я был румынским рабочим в Израиле.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments