?

Log in

No account? Create an account
О русофобии Александра Галича и Аркадия Райкина - Живой журнал leorer-а — LiveJournal [entries|archive|friends|userinfo]
Живой журнал leorer-а

[ website | My Website ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

О русофобии Александра Галича и Аркадия Райкина [Oct. 27th, 2013|12:13 am]
Живой журнал leorer-а
Топик в развитие этого треда, поскольку объясниться необходимо. Буду рад дельным возражениям. Читать только тем, кого это касается, и кому интересно.

***фобия (русофобия, юдофобия, арабофобия, германофобия и т. д) есть состояние, когда фобствующему активно не нравится соответствующий этнический тип. Он противен фобу по тем или иным причинам (русский - пьяница и дебошир, еврей - скряга и обманщик, араб - террорист и нахал, немец - тупица и милитарист и т. п.). Ничего большего. Отнюдь не обязательно желать запихать объект фобии в газовую камеру. Причем "фоб" не воспринимает объект ненависти и горделивого презрения как нечто свое - он смотрит на него отстраненно, снаружи, и не находит у себя самого черт, которые ему не нравятся в объекте. Итак,

1. Почему цикл Галича про Клима Коломийцева является русофобским? Автор совершенно справедливо стебется над тупой партийной системой, заставляющей людей, не имеющих никакого отношения к политике, одобрять внешнеполитические инициативы советского руководства, будь то на Ближнем Востоке или в Чехословакии. Ну так выбери в качестве героя партийного функционера, который бегает и пытается ублажить начальство.

Нет, в качестве героя выбирается простой русский мужик (помылся, попарился в баньке, выпил грамм 100 для почина), попугайски повторяющий партийные лозунги, причем не потому что туп или подл, а потому что русский Ванька иначе не может. Вся его суть в том, чтобы пить водку и рубать в маринаде салаку. Автор смотрит на героя снисходительно, сверху вниз. Ну и жена, которая Дашка, не оставляет сомнений в том, что Клим Петрович именно что пьяный рюски швайн, потому и шпарит заученные партийные лозунги - иначе он не может.

Для сравнения, вот песня на ту же самую тему (рабочий человек и партноменклатура), написанная Владимиром Семеновичем Высоцким. В ней даже водка в конце есть, но почувствуйте, как говорится, разницу. Герой Высоцкого симпатичен, его мысли адекватны, и даже водка вполне на месте. Тут очевидно выстебывается номенклатура, но не этнический тип героя.

Раз уж зашла речь о Высоцком, у него есть одна несомненно русофобская вещь - "Диалог у телевизора", но даже в ней герой скорее симпатичен, чем противен, хотя весь набор русофобских штампов присутствует. Был ли Высоцкий русофобом? Нет, разумеется. Хотя он, особенно на первом этапе, пытаясь добиться популярности у насквозь пропитанной русофобией совковой интеллигенции, иногда "срывался" в напрашивающийся на аплодисменты у этой прослойки стеб над русским этническим типом, но быстро вставал. У него есть песня про шахтеров и военный цикл, забивающие насмерть "вань" и "зин", и есть строчка "Я всегда во все светлое верил, например, в наш советский народ", немыслимая у Галича. Ну и конечно, в последний период жизни Владимир Семенович вырос так, что "вани" и "зины" стали попросту невозможны. Не знаю, как он относился к "диалогу у телевизора" в последние годы своей жизни, но полагаю, что исполнял он его редко.

2. "В греческом зале". Только что с большим удивлением узнал, что автором миниатюры был Жванецкий, а не Аркадий Райкин. Это многое объясняет, хотя то, что Райкин гадость охотно и талантливо исполнял, не делает ему чести. Миниатюра тоже представляет собой очевидный стеб над водочно-селедочным этническим типом, а не над жлобом, мещанином или тупицей, стало быть она однозначно русофобская. Кто не согласен, попробуйте аналогично выстебать темноволосого очкарика со скрипочкой в неподходящем антураже (хотя бы на донбасской шахте) и доказать, что это не антисемитизм. Тема "тут за день так накувыркаешься" где-то проходит ("Ты здесь каждый день дурака валяешь. А мне завтра на работу. Стакан бы лучше вынесла"), но очень тихо, и накувыркавшийся трудяга, не понявший, куда его затащили, вызывает у слушателя явно не симпатию.

Заранее отвечаю на возражение "но ведь народу же нравилось, ты че". Советская власть и советская культура обпоила "посадский" народ культурными денатуратами до такой степени, что напрочь отбила у него чувство вкуса и желание огрызаться даже в ответ на откровенные плевки в морду. А че, опять-таки, слюна сладкая. Поэтому то, что нравилось русофобствующей "интеллигенции", нравилось и посадским, тем более если это в телевизоре показывали.

В заключение повторяю свое возражение на реплику ddd_ddd "По-моему, леорера заколбасило именно на деятелей искусства еврейского происхождения". В физике один эксперимент, разрушающий теорию, делает теорию неверной. У нас таких экспериментов как минимум два - Борис Пастернак и Иосиф Бродский. Ни у того, ни у другого нет чего-либо напоминаюшего то, о чем я написал выше. Причина? Они чувствовали себя "внутри", а не "над".
LinkReply

Comments:
[User Picture]From: farnabazsatrap
2013-10-30 12:14 am (UTC)

Из интервью Кожинова журналу "Переплёт"(окончание)

К.: Ну, скажем, называйте это так: "национальное происхождение". А он ощущает себя русским. Он более русский. Я, кстати, 100 русских за него готов отдать.

Л.: Поэтому, если я заявлю, что он "просто русский", вы ничего против иметь не будете?

К.: Нет, не буду ничего. Если брать его как человека, который пишет, как русского литературоведа, русского мыслителя, русского филолога, то тут никаких разговоров быть не может.

Р.: Читая ваши книги, я увидел, что вы объясняете появление антисемитизма неравномерностью развития капитализма, экономическими условиями, в силу которых "туземные" предприниматели оказались несостоятельными в конкурентной борьбе с предпринимателями-евреями.

Л.: Является ли антисемитизм чисто экономическим явлением?
К.: Если говорить о борьбе, которая приводила к погромам и просто к уничтожению, то она на протяжении веков определялась чисто экономическими противоречиями. А потом уже на них наращивались различные идеологемы. Кстати, может быть, вам будет интересно про Бахтина. Бахтин, которого в антисемитизме пока еще никто не обвинял (я это написал и скоро будет напечатано). Когда я встретился с Бахтиным, я был, есть такое выражение, шапесгой, гой по субботам. То есть я был так воспитан, - это было неизбежно, - я вообще общался почти исключительно с евреями. Потому что русских не было (!), они исчезли (!), то есть русские высокого интеллекта и высокой культуры, их почти не было.

Л.: После революции?
К.: Да: Тот же Бахтин. Он находился в Саранске, черт знает где. Когда в первую встречу с Бахтиным я приехал к нему с двумя друзьями, и мы задали ему вопрос такой (я уже не помню, кто его задал): Вот скажите, Михаил Михайлович, что нужно читать, чтобы понять Россию и мир? Он, почти не задумываясь, сказал: "Читайте Розанова". А между тем сам он был очень далек от Розанова. Он сам его лично знал, встречался с ним в Питере перед революцией, но был далек. Тем не менее, вот что нужно человеку, чтобы что-то понять в России, - читайте Розанова. Естественно, когда я вернулся из Саранска, то начал искать что-нибудь Розанова. Тогда это было необычайно трудно, поскольку книги его были изъяты. Тем не менее, основные его произведения мне удалось достать. И я был совершенно потрясен, что вдруг увидел, что Розанов был такой отчаянный антисемит. Если вы читали, вы знаете. Сейчас вышла его такая книга "Сахарна", так это вообще, совершенно антисемитская книга.

Когда через год я снова приехал к Бахтину, - я ему не стал об этом писать, - чуть ли не первое, о чем я его спросил: "Михаил Михайлович, я не могу понять, как вы порекомендовали Розанова, а ведь он такой страшный антисемит. На что Бахтин мне ответил: "Что ж поделаешь, но примерно также думали и писали, правда, чуть меньше, чем Розанов, почти все великие писатели и мыслители России, начиная с Пушкина, Лермонтова, Гоголя или Киреева, Аксакова и прочая". И тут я опять изумился: "Ну, как же так?!" он мне говорит: "Понимаете, это замалчивается, многое выбрасывается. Например, в собрании сочинений Льва Толстого, которое называется полным, есть более пятидесяти купюр, касающихся еврейского вопроса. Так все думали, потому что это и воспринималось как реальная опасность, реальная угроза.
(Reply) (Parent) (Thread)