Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Category:

Евреи молчания

5-го сентября текущего года в Тель-Авиве рухнула строящаяся многоэтажная парковка А-Барзель. Причиной аварии стали грубые просчеты в проекте и неправильное производство работ. В результате этой аварии погибли шесть человек.

Пресса на иврите достаточно быстро сообщила, что под завалами оказались шесть или семь рабочих. При этом было использовано слово "поалим", которое в современном Израиле подразумевает, что рабочие являются либо арабами, либо гастарбайтерами. Рабочего-еврея почти никогда не называют "поэль", для них используется слово "овед", хотя много десятков лет назад, на первых этапах сионистского проекта "поалим" всячески прославлялись в СМИ и литературе. Но время изменилось, поменялся и контекст.

Через некоторое время начала появляться более подробная информация о пропавших строителях. Стало понятно, что они скорее всего погибли. Двое из них оказались жителями Акко. Пресса сообщила, что "один из них служил в ЦАХАЛе". Такая формулировка с акцентом на службе подразумевала, что речь идет об израильском арабе. Акко – наполовину арабский город, а факт службы в армии специально подчеркивают только в том случае, если речь идет о "меньшинствах", для которых эта служба является возможной, но не обязательной. Человек, приученный читать между строк, сделал бы вывод, что речь идет скорее всего об арабе христианского вероисповедания.

После этого пошли комментарии. Лейтмотив был таков – гибель людей на стройках почти никого в Израиле не интересует, потому что там работают одни арабы, большей частью палестинские, и иностранные рабочие, совсем редко – новые репатрианты. Всё это копировалось из израильской ивритоязычной прессы в израильскую русскояычную без изменений.

И вот наконец подтвердился факт гибели всех рабочих, оказавшихся под завалами многоэтажной парковки А-Барзель. Были опублкованы и их имена. Вот они:

Олег Якубов (60 лет) из Тель-Авива.

Виталий (Олег) Мушаилов (44 года) из Акко.

Руслан Исаков (28 лет) из Акко.

Денис Дьяченко (28 лет), гражданин Украины.

Мухаммед Давабше (29 лет) из Кфар-Думы.

Ауад аль-Хаджи (34 года) из Бейт-Римы.

Итого четверо русских и двое палестинских арабов. Необычный расклад. Мало кто ожидал, что в этом месте окажутся русские евреи. Обычно, если судить по прессе, израильские евреи погибают, занимаясь рафтингом в Боливии или падая с горы во время восхождения в Гималаях, а арабы погибают, упав с высоты на стройке. Однако такая распространенная медиа-картина противоречит реальности, наблюдаемой в жизни. В районе, в котором я живу, проживает множество еврейских рабочих, среди них есть и строители. Но эта реальность не присутствует в медиа и общественном дискурсе. Не присуствует совсем, и поэтому кажется, что таких людей нет в природе.

В свое время, еще до массовой репатриации 90-х годов в Израиль, на Западе бытовал такой мем как "евреи молчания". Так западные сионистские активисты и их спонсоры называли евреев СССР за то, что советское правительство якобы "запрещало им быть евреями" и участвовать в международных еврейских мероприятиях. На самом деле большинство советских евреев было нормальными советскими людьми, а отказниками и сионистскими активистами являлось незначительное меньшинство, но западная пресса убеждала своих читателей в обратном. Парадоксальным образом сейчас в Израиле именно евреи-рабочие, в том числе русскоязычные, превратились в евреев молчания, отсутствующих в публичном медиапространстве.

Ивритоязычная пресса рассказала некоторые подробности о жертвах аварии. Руслан Исаков приехал в Израиль в четырехлетнем возрасте из Азербайджана, отслужил в армии по закону, как все евреи, а не по желанию, и после этого занялся установкой дверей на строительных объектах. Женился, имел маленькую дочку. Такой вот "новый репатриант". Он любил рисовать и петь, а также танцевать лезгинку. Возможно, в Москве любителя танцевать лезгинку не назвали бы русским, но у нас в Израиле все, кто говорит по-русски и приехал из бывшего СССР – русские. Это наши люди.

А вот русская израильская пресса никаких подробностей про Руслана Исакова не сообщила вообще, хотя человек, который поет, рисует и танцует, наверняка был интересной личностью, не менее яркой, чем среднестатистический представитель креативного класса. Вот единственное, что мне удалось найти:

http://news.israelinfo.co.il/events/63288
http://izrus.co.il/obshina/article/2016-09-12/32789.html

8-го сентября состоялось чрезвычайное заседание комиссии Кнессета по труду, социальным вопросам и здравоохранению. Это заседание было собрано по инициативе арабских депутатов. Арабы составили там половину присутствующих. Ахмад Тиби, один из инициаторов заседания, сказал:

"Это была смерть незаметных людей. Смерть людей с периферии. Арабов, иностранных рабочих, украинцев. Людей, с которыми не считаются и при их жизни. Ауад жил в Бейт-Риме. Он просыпался в три часа утра, чтобы попасть на работу. Вы знаете, когда он возвращался, и сколько он зарабатывал?"

Русских израильтян Тиби не назвал, и никто его не поправил. Зачем?

На заседании в Кнессете присутствовали также депутаты от партии "Сионистский Лагерь" и партии "Мерец". Русских там представляла одна единственная Тали Плосков из партии "Кулану". Русские рабочие составили две трети от общего числа погибших на парковке А-Барзель, но этот факт не заинтересовал ни русскую общественность в Израиле, ни русскую прессу, ни русских депутатов Кнессета.

Вот каков странный парадокс, в котором хочется разобраться.

Израильская мэйнстримная медиа и русскоязычная медиа еще в большей степени, чем русскоязычная, тщательно избегают констатации того факта, что десятки тысяч евреев работают на производстве и в строительстве. Тем, кто работает в СМИ и задает повестку дня как в стране, так и в русскоязычной общине, как будто хочется, чтобы этих людей не было. Чтобы на производстве действительно работали одни арабы и иностраные рабочие.

Возможно, на журналистов и публичных политиков повлияли заявления ассоциаций работодателей о том, что евреи не хотят работать на стройках, на заводах, в сельском хозяйстве Израиля, и поэтому необходимо пустить туда иностранных рабочих, причем чем больше, тем лучше, а также открыть ворота для палестинцев, в том числе и из сектора Газы. Но такое наведенное влияние владельцев крупных банковских счетов - не единственная причина того, что еврейские трудящиеся превратились в Израиле в "евреев молчания".

Другая причина в том, что мэйнстримным журналистам печатных и электронных СМИ и общественным активистам самим хочется, чтобы этих людей не существовало. Журналисты и политики большей частью сами являются потомственными креаклами и интеллигентами и разделяют интеллигентское презрение к людям физического труда. Даже понимая, что этот труд необходим, они хотят, чтобы им занимались "чужие", "не наши" люди, и сильно удивляются и расстраиваются, когда вдруг оказывается, что рабочие в Израле – тоже евреи, в том числе русские. Креаклам и интеллигентам хочется отделить себя от этих людей не только социальной, но и национальной перегородкой.

В конкретном случае "русского Израиля" сказывается унаследованное от совковой еврейской образованщины убеждение в том, что еврей должен быть креативным дизайнером, менеджером, врачом, пианистом, на худой конец педагогом-педерастом в столичной элитной школе, но ни в коем случае не человеком, занимающимся физическим трудом. Всё, что не вписывается в схему, отсекается и не интересует "творцов".

Я не знаю, как можно изменить эту ситуацию. Для сравнения, в СССР вроде бы поощрялось изображение в литературе и искусстве людей труда, но поскольку сами писатели и деятели искусства в большинстве были из "креативных" семей и обладали соответствующей ментальностью, они занимались этим настолько топорно и формально, что сформировали у своей аудитории и читателей стойкую реакцию отторжения от "производственной темы". Сейчас, при наконец-то наступившем капитализме, ничто не мешает этим творцам и их сыновьям изображать и обсуждать исключительно себя, любимых.

В Израиле потомственный снобизм и ненависть бывшей советской интеллигенции к производительному труду удачно наложились на иудейские религиозные представления об избранном народе, которому трудиться западло, и задача которого – быть священниками для всего мира, то есть заниматься чистенькими и ни к чему не обязывающими вещами и не работать руками "как гои". Массовый возврат бывших советских интеллигентов к Вере породил новую виртуальную реальность, в которой нет места человеку физического труда, если этот человек – еврей.

Но еврейские рабочие в Израиле есть, хотя они и "не в формате каналов", их много, и они тихо и незаметно делают свое важное дело, без которого остановится и развалится мир. Они не хотят быть никем другим. Там, где они занимаются производительным трудом, обычно нет арабо-еврейского конфликта, вообще нет никаких межнациональных конфликтов ни с кем, потому что трудящимся не о чем спорить друг с другом, когда они занимаются общим для всех делом.

А если все эти люди исчезнут, сбудется мечта креативного класса, и то, что за этим последует, хорошо показано в немецком видеоролике:

https://www.youtube.com/watch?v=GAuIC_bjlXU

Интересно, что в США, "главной демократии мира", телесериалы о людях труда снимаются, и они хорошие. Видимо, причина этого в том, что там среди представителей медиакласса меньше потомственных еврейских интеллигентов, чем в Израиле.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments