Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Categories:

Либеральная травля. Препарирование объекта

Статья Давида Эйдельмана "Либеральная травля" на портале "Релевант" заслуживает того, чтобы поговорить о ней подробно.

Либеральная травля, как и либеральный тоталитаризм – это вообще-то оксюморон, невозможная сущность. Как горячий лед, соленая дистиллированная вода или кошерная свинина. Такого не может быть, потому что свобода слова – одна из основополагающих ценностей классического либерализма. Так что приходится разбираться, как это становится возможным. Из той реальности, которая дана нам в ощущениях, мы знаем, что нет ничего тоталитарнее "либеральной" рукопожатной тусовки. Оксюморон жив и бодается. Эйдельман тоже видит оксюморон, но не там, где вижу его я:

"В большинстве случаев, эти обвинения в «либеральной травле», похожие на оксюморон, недостойны обсуждения. Как бы, «травят» либералы все больше власть имущих, тех, кто значительно сильнее их — президента Трампа в Америке, президента Путина в России, Нетаниягу в Израиле, Эрдогана в Турции…"

А может быть, дело в том, что "либералы" от имени неких структур, более влиятельных, чем формальные главы некоторых государств, присвоили себе право наставлять их на путь истинный? Кто не нравится неформальным центрам, обслуживаемым "либеральными" СМИ, тех они пинают, кто им нравится – тех осыпают розами и опрыскивают елеем. Главное, что за это "либеральным" СМИ платят деньги.

"Эта пресловутая «травля» общественным мнением — чаще всего противопоставление позиции группы интеллектуалов позициям власти и умонастроению большинства. Чаще всего — это свидетельство слабости и смелости, заглушаемая рупорами позиция."

Ой ли? Вообще-то есть такое известное явление как "малый народ". Интеллектуалы должны были бы критиковать правительство исходя из их личных критериев, указывая, что им нравится, а что нет, в его работе. Тогда бы мы слышали сольные номера, а мы вместо этого слышим хор. Каждого, кто поет не с ними, дирижер и хористы выпинывают из своего состава. Какая тут смелость, и какие рупора заглушают "Нью-Йорк Таймс", "Йедиот Ахаронот" и "Эхо Москвы"? Неужели "Фокс Ньюз", "Исраэль а-Йом" и "Раша Тудей"? Где вы видели глушилки, на порядок более слабые, чем тот "голос", который они глушат?

Давид Эйдельман не приводит многочисленные примеры современной либеральной цензуры, которых легион, и один из которых я привел в своем журнале совсем недавно. Он обращается к событиям более чем столетней давности – травле философа Василия Розанова за его отличное от позиции "хора" отношение к делу Бейлиса. Ладно, поговорим про Розанова и Бейлиса.

"Дочь Розанова вспоминает: «В этот же злополучный 1914 год в нашей семье разразились следующие события, имевшие громадное влияние на всю последующую нашу семейную жизнь. Моего отца, Василия Васильевича по желанию Мережковского, Зинаиды Гиппиус и ее двоюродного брата В. В. Гиппиуса исключили из Религиозно-философского общества за его правые статьи… Из-за «дела Бейлиса» вся семья наша очень волновалась. Аля восстала против отчима и даже ушла из дому с Натальей Аркадьевной Вальман и поселилась в отдельной квартире на Песочной улице. Мы, дети, тоже сильно переживали эти события. Ведь мы учились в либеральной гимназии, где большинство было богатых евреев, и все они у нас допытывались, неужели правда, что отец ваш такого мнения об евреях? Сестра Вера, будучи уже послушницей монастыря, очень защищала отца и даже присутствовала на религиозно-философском собрании, когда отца исключали».

Простите, мы же знаем из курса истории и сопутствующей литературы, что в царской России были черта оседлости и процентная норма, евреев травили, зажимали, мешали получать образование. И вдруг в престижной либеральной столичной гимназии, где учится дочка знаменитого философа – еврейское большинство. Как так? Где процентная норма и государственный антисемитизм? Что-то не сходится.

"Но будь я тогда на месте Мережковского и Гиппиус — тоже участвовал бы в этой «либерально травле». Тоже не хотел бы состоять с Розановым в одном обществе.

А вы?
,- пишет Эйдельман. А я бы не стал участвовать в "либеральной" травле, как и вообще в любой травле кого-либо. Потому что я либерал. Каждый человек имеет право на высказывание своей позиции.

Разумеется, есть границы. Нельзя призывать к убийству, тем более к геноциду, к погромам, к массовым нарушениям общественного порядка, к насильственному свержению существующего политического строя, если этот строй опирается на демократические процедуры и (или) волю большинства народа.

Ни Розанов 100 с лишним лет назад, ни современные противники "либералов" и глобалистов не призывают ни к чему подобному. А вот их противники иногда призывают.

"Многие не знают о советских и большевистских корнях нашего движения. Это кажется проблематичным только тем, кто по-прежнему верит в то, что США имеют право на существование"пишут в своем Фейсбуке бостонские антифашисты, считающие, что их страна не имеет права на существование в качестве суверенного государства в глобализирующемся мире. Им это можно, потому что они антифашисты.

"Розанов пишет: «Дело Бейлиса имело громадные последствия, — и именно тем, что русские были здесь поражены. Это «торжество евреев» открыло всем глаза. Множество людей — пусть безмолвно — испугались за Россию. Увидели угрозу будущности России. Во время Бейлиса «черта оседлости» была как бы снята: они точно хлынули всею массою в Россию; все увидели, что они всем владеют, деньгами, силою, властью; прессою, словом; почти судом и государством. Пережили ужас. И этот ужас чувствовался в каждом дому (домашние из-за евреев ссоры, споры). До Бейлиса не было «вопроса об еврее»: вопрос был решен в их пользу, и бесповоротно. «Только одно правительство задерживало, но оно косно и зло». После «дела Бейлиса», когда увидели, что оно сильнее самого правительства и что правительство не может с ним справиться, несмотря на явность правды (Андрюша, очевидно, ими убит)..»

Для Давида Эйдельмана тут всё ясно. Василий Розанов – фашист или протофашист. Автор статьи не хочет понимать ужас философа и обитателей тех домов, атмосферу в которых философ описывает. А вот я готов это понять. Представьте себе, что люди вдруг увидели и ощутили то, что сейчас видят и ощущают граждане Соединенных Штатов Америки, а именно наличие огромной невидимой силы, подминающей под себя даже избранного ими президента, если он смеет противоречить коллективной воле этой силы, контролирующей прессу, юридическую систему, каналы финансирования.

Предполагаю, что тогдашная российская рукопожатная общественность просто испугалась этой силы и решила, что противодействовать ей себе дороже. Тем более что финансирование СМИ находилось в ее же руках, а кушать хотелось всем. За свою трусость и приспособленчество тогдашние рукопожатные расплатились сполна. Те, которым повезло, уехали на философских пароходах, а те, которым не повезло, разделили судьбу Павла Флоренского через 15 лет после отплытия последних пароходов. А вот Розанов не испугался. Потому и не дожил до пароходов, а тем более до лагерей. Великий философ умер от голода в революционной России в феврале 1919 года.

Читаем статью Давида Эйдельмана дальше:

"Какое имеет значение, чем руководствовался Розанов, публикуя подобные статейки, если они усиливали погромную атмосферу, если из-за этой подстрекательской атмосферы убийцы получали интеллектуальное оправдание, если из-за этого проливалась кровь…

Какая разница, чем руководствовались авторы, подобные Розанову, когда писали, что необходимо освободить Европу «от евреев, от семитизации европейского духа» (брошюра 1914 «Европа и евреи»?! Эпатажем? Эксцентризмом? Собственным пониманием иудаизма?! Какая разница, если подобные взгляды увеличивали количество тогдашних погромов, готовили будущие погромы времен Первой мировой и Гражданской войны, подготавливали европейский фашизм и Холокост…

Есть инакость мнений, которую нельзя терпеть. Есть взгляды, после высказывания которых человек становится нерукопожатен."


Полагаю, что если бы Василий Розанов на том свете узнал, что его обвиняют в подготовке Холокоста, он бы просто влепил человеку, написавшему это, по морде. На самом деле это верно с точностью до наоборот. Именно отсутствие гласности в еврейском вопросе того времени и подмена свободной дискуссии по нему организованным гевалтом в значительной степени подготовили Холокост. Постараюсь развить эту тему.

Гитлеризм не тождественен нацизму. О том, чем являлся гитлеризм, я написал здесь, и повторяться не буду. Не все нацисты участвовали в геноциде евреев, и не все коммунисты прятали и защищали евреев. Повторю то, что я сказал тогда:

"Напомню, что убежденным нацистом был Оскар Шиндлер, работавший на нацистскую разведку в Чехословакии до того, как она была оккупирована Рейхом. Нацистом с 1931 года был удивительный человек Фридрих Гребе, спасший, как и Шиндлер, сотни евреев. В то же время многие бывшие коммунисты вступали в эйнзатцкоманды, пытаясь оправдаться перед нацистами, и совершали военные преступления".

Нацизм не смог бы стать тем, чем он стал, если бы не убедил на определенном этапе большинство немецкого народа и некоторых других народов Европы в правоте своей доктрины. Нацизм не смог бы состояться, если бы его не поддержали на определенном этапе такие люди как Шиндлер и Гребе, поверив в правоту его идей. Нацистская доктрина не обязательно должна была включать в себя тезисы о необходимости избавления европейских народов от живущих в их среде евреев путем их изгнания и тем более экстерминации, даже если бы она включала в себя расовую теорию и доктрину о необходимости приобретения жизненного пространства для Германии.

Представьте себе, что некий сумасшедший типа Гитлера проповедует идею о вредоносности румынской нации, о всемирном заговоре румын, из-за которого румыны должны быть выселены из Европы в Африку, а желательно уничтожены. Слушатели и читатели покрутили бы пальцами у виска, и такой "политик" не имел бы шансов приобрести сколько-нибудь серьезное влияние. А вот доктрина о всемирном еврейском заговоре почему-то прижилась, в нее поверили.

Вопрос о том, почему это произошло, должен был бы быть главным вопросом в израильских школьных курсах изучения Холокоста. Почему еврейский народ пришел к началу 20-го века в таком виде, что этот вид провоцировал у гоев массовые погромные и антисемитские настроения? Что надо сделать для того, чтобы такая ситуация никогда не повторилась?

Самое интересное, что на первом этапе существования Государства Израиль вопрос этот ставился именно так. И на него давался четкий ответ – виноваты реалии галута. Чтобы это никогда не повторилось, мы должны стать таким же нормальным народом, как все, свободно живущим в своем государстве, занимающимся производительным трудом, а не посредническим и спекулятивным "бизнесом". "Мы будем первыми, скажем это друг другу. Мы будем строителями – натяни леску, выставь отвес. Мы приходим, мы идем, работа не кончается. Мы сажаем деревья на скалах, в горах и в долинах". Таков русский перевод одной, достаточно типичной, халуцианской песни.

А вот сейчас мы в Израиле, к сожалению, забыли об этом уроке.

И наконец давайте поговорим о деле Бейлиса.

За давностью лет уже невозможно установить, убил ли Мендель Бейлис мальчика Андрея Ющинского, и если да, то с какой целью. Однако в Средние века ритуальные убийства, совершавшиеся людьми, исповедовавшими иудаизм, имели место.

Несколько лет назад я поднял эту тему и спровоцировал первый в моей виртуальной истории мегасрач. Некоторые это наверняка помнят. Тот случай вынудил меня заняться темой, я прочитал литературу как "за", так и "против", и вот что понял.

Главный довод в пользу того, что ритуальные убийства были реальностью, а не просто кровавым наветом на евреев, состоит в том, что дознаватели получали в процессе допросов информацию, которой мог владеть только человек, совершивший то, что ему инкриминировалось. В частности, где закопан труп жертвы и орудия убийства.

Есть байка о советском курсанте-герое, попавшем в плен к фашистам. Этот солдат обслуживал новую пушку "с секретом", которая без правильного технического обслуживания быстро выходила из строя. Нацисты жестоко пытали молодого курсанта, замучили его до смерти, но курсант не выдал им секрет пушки. На самом деле он его просто не знал, потому что спал на практических занятиях.

Так вот, ни один человек, обвиненный в преступлении, которое он не совершал, не выдаст инквизиторам место, где закопан труп. Нет таких пыток, которые заставят его это сделать. А средневековые инквизиторы получали такие конкретные сведения у "жертв кровавого навета".

В Новое время случаи ритуальных убийств исчислялись уже единицами, а после дела Бейлиса мне не известен ни один такой случай. Уже в 18-м веке вероятность того, что твой ребенок станет жертвой ритуального убийства, совершенного евреем, была меньше вероятности того, что тебе на голову свалится метеорит, а в 20-м она стала фактически нулевой.

Но почему это происходило в Средние века? Мне ведь объясняли, что иудаизм категорически запрещает употребление крови в пищу, и что нет ни одной священной книги иудейской религии, которая рекомендавала бы такие практики. Это верно. Но дело совсем в другом.

Когда на меня обрушился тот самый мегасрач, еще не существовало такого феномена как исламский сетевой терроризм, поэтому объяснить, что можно действовать под влиянием слухов и отрицательных примеров, было трудно. А сейчас это видят все.

Ислам учит, что надо уважать как минимум адептов двух братских авраамистических религий, а убивать невинных людей вообще нельзя. Нет ни одной книги, написанной авторитетным исламским богословом, в которой читателей обучают технологии убийства человека ударом ножа в шею. Однако такие случаи происходят постоянно и в разных странах.

Человеку с неустойчивой психикой, исповедующему ислам и живущему в Сургуте, нет надобности учиться террору в Саудовской Аравии. Он видит в интернете, в новостях, в газетных публикациях, как это делается, берет нож и идет вести свой персональный джихад. Вот и средневековым иудейским изуверам не было необходимости что-либо читать о технологии добычи крови невинных младенцев. Эта технология очевидна, как очевидна технология ножевого теракта или группового изнасилования.

А вот почему средневековые психи из иудейских общин могли решаться на такие дела? Ну например, потому что каждый год весной устраивали ритуальные посиделки, в ходе которых произносили такой вот текст, обращенный к Всевышнему:

"Выплесни свою ненависть на гоев, не знающих тебя и не читавших о том, что Ты сделал на небесах. Выплесни на них свою ненависть, преследуй их и уничтожь их под небесами".

А каждый будний день во время молитвы три раза произносили следующее:

"Христианам и доносчикам не будет надежды. Да исчезнут злодеи, и все наши враги, и все наши ненавистники. Да исчезнет немедленно это злодейское царство и покорится нам. Благословен ты, Господь, ломающий наших врагов и подчиняющий себе злодеев".

Это всё могло в напряженной и суеверной обстановке средневековья действовать на некоторые смятенные еврейские души примерно так же, как сейчас действует на некоторых мусульман пропаганда джихада. А в остальном мусульмане – хорошие ребята, живущие и работающие вместе с нами.

Что надо сделать, чтобы снять сомнения, и чтобы средневековые практики не повторились никогда, даже в виде отголосков? Убрать из иудейской религиозной практики все следы риторики ненависти по отношению к неевреям. Отказаться от концепции о богоизбранности еврейского народа во всем, за исключением необходимости соблюдения Заповедей, завещанных только евреям. На этом должны были настаивать прежде всего сами евреи, а неевреи из числа интеллигенции должны были поддерживать тех, кто на этом настаивает.

ВОТ ТАК или примерно так должна была русская интеллигенция отвечать на вопросы, связанные с делом Бейлиса, когда оно внезапно всплыло. Так должны были говорить евреи. "Разберитесь по существу. Мы не верим в то, что сейчас возможны ритуальные убийства такого типа, но настаиваем на тщательном и беспристрастном расследовании".

Вместо этого начался доходящий до визга гевалт, участники которого утверждали, что ритуальных убийств, совершаемых евреями, не могло быть никогда, в том числе и в Средние века, а каждый, кто утверждает обратное, является антисемитом и должен быть раздавлен. "Лучшие люди России" то ли из страха, то ли искренне поддержали этот гевалт.

В результате молодые выходцы из Черты оседлости поняли, что ИМ ВСЕ МОЖНО. Культуры совести в этой среде не было, и в условиях отсутствия каких-либо внешних ограничений мы получили то, что получили.

А теперь вернемся к началу этой статьи. К "пчелам против меда", то есть либералам против свободы слова. Это оксюморон. Получается, что они на самом деле никакие не либералы. Но если они не либералы, то кто они?

Они необольшевики. Если в статье Давида Эйдельмана заменить либералов на большевиков, мы получим полное оправдание большевистского постреволюционного террора.

Вот как могла партия, настаивавшая на необходимости немедленного созыва Учредительного собрания, через пару месяцев после взятия ей власти разогнать это собрание в первый же день его работы и расстрелять демонстрацию рабочих в его защиту? А вот так. Мы хозяева своего слова. Хотели – кинули лозунг, захотели – забрали его. Мы против свободы слова, когда это слово направлено против нас.

Истерические выступления израильских так называемых левых после событий в Вирджинии и их требования к Трампу жестоко наказать американских "фашистов" и к Нетанияху настоять на этом наказании, а также публикация в "Релеванте" статьи, оправдывающей "либеральную" цензуру, убедили меня лишний раз в том, что за так называемых левых в Израиле голосовать нельзя, потому что большевикам нельзя давать даже минимального шанса на успех, и нельзя помогать тем, кто пытается дать им этот шанс. Как минимум до тех пор, пока мы не убедимся в том, что эти люди уважают собственные ценности и идеалы, а не считают их подобно Ленину в 1917 году мишурой, которую можно повесить, когда им захочется, и снять, когда им заблагорасудится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 148 comments