Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Categories:

Евреи и Умань

В эти дни десятки тысяч израильтян совершают паломничество в Умань. Поэтому стоит оставить это здесь.

УМАНЬ ГОРОД ЕВРЕЙСКИХ СТРАДАНИЙ И ПОГРОМОВ
=============================================================
Александр Вишневецкий
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Испокон веков Украйна/ Не знала покоя,/ По степям её широким/ Кровь текла рекою…/ Багровеют речки кровью/ Евреев да ляхов./ Горят хаты и палаты, / Заодно – всё прахом…
Из поэмы Т.Г. Шевченко «Гайдамаки»
___________________________________________________________________
Местечко (ныне город) Умань известно с первой половины 17 столетия, оно расположено при слиянии рек Каменки и Уманки. В первой половине XVIII века в городе появляются еврейские купцы, позднее ремесленники и мелкие торговцы. Умань знаменита как город великого хасидского проповедника Нахмана Браславского, но также Умань печально знаменита в еврейской истории как город неоднократной ужасной резни евреев.

Умань вошла в состав России после второго раздела Польши, в 1793 году. В 1801 году здесь проживали 1895 евреев, в 1847 - 4333, а в 1897 - 17945 евреев, в 1914 - 28267 евреев (более половины населения в городе в то время). С отменой черты оседлости еврейское население города начало уезжать в крупные города и к 1939 году оно сократилось до 13233 человек (29,8% от всего населения).

Погромы в Умани занимают особую страницу в еврейской истории. В 1768 году в Польше возникла угроза гражданской войны из-за "конфедерации", которую создали в Подолии польские магнаты, чтобы противопоставить ее политике Варшавы. Этой ситуацией воспользовались гайдамаки, лозунгом движения которых была месть за попранные права православных на Украине, угнетаемых воинствующими католиками Польши. Гайдамаки представляли собой банды сбежавших крестьян, солдат и просто недовольные элементы, которые поменяли свою подневольную жизнь на жизнь свободных людей, и их прежнее, тяжелое существование на более легкий заработок путем грабежа и разбоя. В длительной борьбе между Россией и Польшей за Украину, с возникновением противоречий польских магнатов и властей Польши в Петербурге почувствовали, что создалась подходящая ситуация, чтобы взять под свой контроль украинские земли.

Гайдамаки пользовались поддержкой со стороны России и запорожской Сечи. Центром антипольской пропаганды в Украине были православные церкви и монастыри. Последние занимались изготовлением водки и меда, и в этой области встретили конкуренцию со стороны евреев, которые получили право на владение этой торговлей от польских руководителей. Несмотря на это, гайдамаки охотнее всего убивали евреев, символом этих событий стала гибель евреев Умани, вошедшая в историю под названием «Уманская резня».

В кровавых бессмысленных авантюрах и нападениях гайдамаки часто оперировали фальшивыми "золотыми грамотами" от той или иной российской царевны. Один из представителей церквей ловко подделал указ Екатерины II: полный титул императрицы был написан золотыми буквами, имелась государственная печать и т. д. В указе содержался призыв защищать православную веру и уничтожать польских панов и евреев. Этот указ попал в руки старшему запорожскому казаку Максиму Железняку.

Запорожцы во главе с Железняком переправились через Днепр и вместе с крестьянами и казаками начали истреблять поляков и евреев правобережья Днепра. Бандиты сначала отправились к городам Смела, Конев, Фастов и Васильков, которые они ограбили и подожгли. Наибольший ущерб был нанесен восставшими в Умани, которая, пожалуй, была в то время богатейшим городом после Киева на Украине. Ужасной еврейской резне в Умани способствовало предательство руководителей и польских защитников города. Первым предателем явился главный защитник города, казачий сотник Гонта, который служил у поляков. Гонта принес клятву полякам о защите города и тут же перешел с его воинами на сторону Железняка. Затем Гонта обманул польского губернатора Умани Рафала Младановича. Придя с бандами к городу, Гонта обещал Младановичу, что он не причинит городу и его жителям никакого вреда, если его мирно впустят в город. В Умани находились более 20 тысяч поляков и евреев, которые там собрались, убегая от убийц из гайдамацких банд. Поляки укрылись в костелах, евреи в синагогах. Около 3000 евреев нашли временную защиту в большой синагоге. Самые смелые среди них вооружились ножами и палками и противостояли разбушевавшимся бандитам. Руководили защитой синагоги Лейба Шаргородский и Моше Менакер. Защита не позволила гайдамакам захватить синагогу. Тогда они начали обстреливать синагогу из пушек. В результате стены синагоги обрушились и погребли под собой евреев, находящихся там.

Затем руководители гайдамаков собрали вместе богатых евреев города и вынудили отдать их собственность казакам, обещая сохранить жизнь. Но после этого казаки всех их убили. Они убили Младановича, мотивируя это тем, что также как он предал евреев, так и они, казаки, его предадут и уничтожат. Надежда поляков, что предав евреев, они спасут свои жизни не оправдалась. Ранее, в свое время, после того как убийцы Хмельницкого зарезали евреев, они точно также рассчитались с поляками.

Однако Гонта рано праздновал со своими бандами победу. Неделю спустя после проведения им ужасного погрома в Умани Гонта с Железняком были разбиты русскими военными генерала Кречетникова. Русские военные прибыли в польскую часть Украины, из-за возникшей опасности, что восстание перебросится на русскую сторону Днепра. Москва испугалась перспективы иметь у себя, в русской Украине, те же смертельные нападения, те же убийства, поджоги и грабежи, подобные тому, что гайдамаки практиковали на правом берегу Днепра. Для регулярной армии не было сложным делом дать быстрый ответ бандам, которые свое геройство могли проявить только в борьбе против беззащитных и беспомощных людей. Банды были разгромлены, Гонта и Железняк попали в русский плен. Железняк был сослан в Сибирь, а Гонту русские передали польской власти, которая рассчиталась с ним за все зверства и убийства, которые он провел. Его почти сразу убили и затем издевались над мертвым телом Гонты подобно тому, как гайдамаки издевались над живыми жертвами, которые попадали в их руки. Гайдаматчина после этой резни сошла на нет.

В 1968 году потомки Уманского казацкого полка по решению горсовета установили камень с надписью "Здесь будет сооружен памятник Максиму Железняку и Ивану Гонте - предводителям народно-освободительного антифеодального восстания 1768 года". Гонту и Железняка рассматривают как героев, как пример подражания для следующих поколений. В свете творимого ими, комментарии излишни. Страшная резня евреев, которую гайдамаки провели в Умани - одна из самых кровавых страниц в мартирологии еврейского населения Украины. День, когда произошла резня в Умани, был сохранен в памяти еврейского народа.

Предвестником погромов 1919 года был погром в октябре 1905 года, который был организован при сочувственной поддержке христианского чиновничества и духовенства мещанами, в результате которого погибло 3 еврея. Через 150 лет после погромов Гонты и Железняка новые гайдамаки вернулись к страшным традициям своих предков, от которых их действия мало чем отличались. Дополнительным новым обвинением стало утверждение, что все евреи—большевики. Наряду с выступлениями украинских "армий" атаманов Скоропадского и Петлюры, против трехмиллионного еврейского населения Украины поднялось крестьянство. Погромная волна не обошла Умань – по тем временам уездный город киевской губернии с населением в 60-65 тысяч человек, из них приблизительно 35-40 тысяч евреев, 20 тысяч украинцев и русских и около 3 тысяч поляков. Еврейское население Умани занималось в основном ремеслами и торговлей, но среди них было также много людей вольных профессий: врачей, юристов, акушерок, фельдшеров, предпринимателей, а также людей тяжелого физического труда: ломовиков, носильщиков, водовозов, пильщиков, чернорабочих.

28 ноября 1917 года (по старому летоисчислению) произошел первый погром - солдаты поджигали дома, разграбили магазины, к ним присоединились крестьяне и грабили лавки, возникла угроза нападения на банки. Позднее весной и летом 1919 года в Умани произошло несколько еврейских погромов. 11-го марта 1919 года войска Директории эвакуировались и вошли советские партизанские отряды, начались грабежи и насилия. 17-го марта большевики бежали, и вошли гайдамаки. Думским деятелям удалось предотвратить погром. 22-го марта гайдамаки бежали, вступили большевики, 8-й украинский советский полк, где в большом количестве находились профессиональные воры и грабители. Снова начались грабежи, преимущественно еврейского населения. Советская власть наложила на город 15-ти миллионную контрибуцию, произвела ряд весьма крупных реквизиций. В кругах отсталых и темных масс распускали по Уманщине слухи о том, что власть принадлежит «жидам», что они закрыли православные церкви и превратили их в конюшни, что большевики - это почти исключительно «жиды», что они отберут у мещан всю их собственность. Восстание охватило всю Уманщину, повстанцы хлынули на беззащитный город, который покинули советские войска. 12-го мая 1919 года повстанцы захватили город и начали бесчинствовать. Среди нападающих были крестьяне, начиная от подростков и кончая бородатыми стариками, вооруженные косами, граблями и палками. У большинства нападавших было оружие. К погромным действиям присоединились преступные элементы, выпущенные из мест заключения, а также и мещане, чиновники и ряд лиц местного духовенства. Еврейское население попряталось по домам, на чердаках и в погребах. К вечеру 12 мая к повстанцам примкнули местные жители из предместья Умани, а также воры, грабители, убийцы, бежавшие в свое время из тюрьмы и гулявшие на свободе. Рассыпавшиеся по городу отдельные толпы обходили квартиры, где производили обыски, ища оружие и коммунистов. Обыски кончались открытым грабежом, избиениями и убийствами. 13-го мая толпа из всех этих подонков бросилась в еврейские квартиры и принялась убивать, грабить и жечь, в этот день погрома погибло около 150 евреев, преимущественно богатых и зажиточных. Были случаи применения пыток, отрезание рук, ног, ушей, носа и грудей у женщин.

14-го мая погром возобновился с новой силой, и в этот день было зверски убито еще 200 человек. Местная интеллигенция вполне равнодушно наблюдала сцены погрома и убийств своих соседей. После завершения погрома разрешено было похоронить убитых. Из домов и улиц сваливали на телеги тела и свозили их на еврейское кладбище, где предали земле в огромных 3-х братских могилах. Во время этих похорон озверелые бандиты под угрозой расстрела запрещали плакать, заставляли родственников убитых петь и плясать, а сами распевали веселые песенки и наигрывали на гармониках. После похорон жертв погрома в течение продолжительного времени местные торговцы и приезжее крестьянство отказывались наотрез продавать еврейскому населению какие бы то ни было продукты и товары, поставив таким образом его уцелевшую часть под угрозу голодной смерти. Гонения и преследования еврейского населения в самых разных видах не прекращались во все время пребывания повстанцев. Среди убитых евреев не оказалось ни одного коммуниста. Придавленное и ошеломленное пережитым, еврейство сидело по домам, не выходило на улицу. Все приказы и требования властей открыть магазины и приступить к обычной деятельности не имели никакого влияния. Город имел жуткий, онемевший вид. Улицы были безлюдны. Между тем повстанческая армия разлагалась, боевое настроение повстанцев падало. Крестьяне уходили по домам, увозили на подводах в деревни награбленное при погроме еврейское добро и товары из магазинов. 22-го мая в Умань вступили красноармейцы, 8-ой украинский советский полк, и начались в городе вновь нескончаемые массовые грабежи, главным образом еврейского населения. Требовали денег, забирали ценности, избивали, издевались, пытали и убивали. В течение шести недель многие квартиры жителей евреев и христиан были разгромлены по несколько раз; из них было забрано буквально все, что в них находилось. Настроение весьма многих солдат полка было ярко антисемитским, и случаи оказания защиты евреям вызывали в них злобу и ярость против защитников и защищаемых. Совершались насилия, превосходившие по своему характеру ужасы погрома. Бывали случаи, когда бандиты среди белого дня, на улице, в присутствии многих вооруженных людей, раздевали догола мужчин и женщин, насилуя последних чуть ли не на улицах, на виду прохожих, бессильных что-либо предпринять. Всякая торгово-промышленная и иная жизнь была совершенно парализована в городе и в уезде. Магазины и мастерские, несмотря на все приказы, оставались закрытыми в течение двух месяцев, и улицы даже днем продолжали оставаться жутко-безлюдными. По ним видны были лишь исключительно вооруженные люди, большей частью пьяные, разъезжавшие по тротуарам, оглушая воздух пьяными песнями, руганью и стрельбой в воздух.

По данным довоенной переписи 1939 года население Умани составляло около 55.000 человек, из них число евреев составляло 13.323 человека. Часть евреев оставила Умань после начала войны, в то время, как многие евреи из близких районов бежали в Умань. 1 августа 1941 года Умань оккупировали нацисты. 13 августа 1941 года было приказано явиться в горуправу представителям еврейской интеллигенции, и 60 человек мужчин явилась туда. Фашисты жестоко расправились с ними, издевались до тех пор, пока не замучили насмерть. Единичных случаев убийств было очень много, происходили систематические нападения на еврейские квартиры, грабежи, издевательства, убийства. Затем объявили перерегистрацию всего еврейского населения, проходящие регистрацию все были избиты. Для отличия евреев от других людей, независимо от возраста они должны были носить на правой руке белые повязки с шестиконечными звездами.

Гитлеровцы после регистрации еврейского населения создали в Умани гетто, которое носило временный характер, издевательства и убийства евреев продолжались все время существования гетто. 20 сентября 1941 года оккупантами было принято решение о проведении акции уничтожения еврейского населения айнзацкомандой (одной из карательных групп, создаваемых и используемых специально в целях массовых казней гражданских лиц на захваченных нацистами территориях) в течение двух дней. Однако местная полиция с участием большого количества немецких солдат предприняла нападения против евреев преждевременно 21 сентября, в результате которых были совершенно разрушены квартиры евреев, а ценности разграблены. Затем прошло уничтожение евреев айнзацкомандой 22 и 23 сентября 1941 года. На окраине города оккупанты расстреляли тысячи евреев в трех километрах от города в урочище Сухой Яр - месте массовых расстрелов 1941 года. Командующий группой армий фон Рундштедт 24 сентября, на следующий день после казни евреев в Умани, издал приказ: «Акции против коммунистов и евреев будут производиться специальными подразделениями полиции безопасности. Участие вооруженных сил в беспорядках, учиняемых украинцами среди еврейского населения, запрещено…». Сообщение офицера вермахта Эрвина Бингеля об уничтожении еврейских общин Винницы и Умани в 1941 – 1942 годах имеется в Яд Вашеме, оно также приведено в книге «Яд Вашем: Исследования 1», изданной в 2009 году. Оно касается массовых расстрелов еврейского населения Умани в районе аэропорта города Умани в сентябре 1941 года.

Еще одна акция по уничтожению евреев Умани была проведена позднее, 8 октября 1941 года. Организуя эту акцию, нацисты не обошлись без коллаборационистов. Ввиду того, что в верхних эшелонах власти считали, что эта процедура может сильно уронить престиж немецкого военного командования, было решено действовать иначе - использовать для массовых убийств специально обученную украинскую полицию. Командовали ею несколько офицеров и сержантов СС. Таким образом, массовому убийству пытались придать национальную окраску. Уманских евреев вывезли за город, их ждали три вырытые глубокие ямы - палачи расстреливали и кидали людей в эту яму. Многие, по-видимому, были тяжело ранены, их быстро засыпали землей, но три дня после этого земля еще шевелилась. После этого погрома в Умани осталось 1.800 евреев, которые были уничтожены в апреле 1942 года. Во время Второй мировой войны нацисты истребили в Умани около 17000 евреев из города и близлежащих местечек и сел. В первой половине ноября 1943 года зондеркоманда 1005а передислоцировалась в Умань и действовала там до января 1944 года. Зондеркоманда принудила заключенных сжигать трупы ранее расстрелянных в этих местах, а затем самих заключенных убили по окончанию этих работ в Умани. Красная Армия освободила Умань 10 марта 1944 года, на это время евреев в Умани уже не было.

После войны в 1959 году в городе проживало около 2200 евреев (5% всего населения), в конце 1960-х годов, по приблизительной оценке, около тысячи. Нынче местная еврейская община, по разным оценкам, насчитывает от 60 до 200 человек. Последняя синагога была закрыта властями в 1957 году. Сейчас в Умани существуют 2 еврейские общины: общины евреев Умани и община приезжих хасидов, постоянно живущих в городе.

Хасиды всего мира выкупили землю, на которой расположена могила основателя брацлавского хасидизма рабби Нахмана из Брацлава, переехавшего в 1810 году в Умань и завещавшего похоронить его именно там, в память о евреях, погибших тут во время Уманской резни 1768 года. Хасиды построили в Умани новую синагогу и открыли бейт-мидраш. Место захоронения Нахмана Браславского - одно из самых почитаемых святынь хасидов, которое привлекает более 30 тысяч паломников каждый год на Рош Ашона (еврейский Новый Год). К сожалению, имеют место столкновения с украинскими националистами, возглавляемыми ультрарадикальной партией «Свобода», которые проводят акции против паломников-хасидов. Во время протестных акций националисты несут плакаты «Умань – украинский город» с портретами казацких атаманов, повинных в еврейских погромах. С учетом всего предшествующего негативного опыта проживания евреев в Умани крайне важно отнестись с большой осторожностью к массовому пребыванию еврейских паломников в Умани.

Источник.







С 20 сентября 1941 года несколько дней подряд украинская полиция под командой офицеров СС совершали в Умани массовые убийства еврейского населения города в самой зверской форме. А местное украинское население массово мародерствовало, растаскивая вещи убитых себе по домам, и хвастая друг перед другом, кому сколько барахла удалось урвать.

Показания пленного №2406004, оберлейтенанта Эрвина Бингеля. 17.08.1945 года.

«Утром в 10.15 послышалась беспорядочная стрельба и жуткие человеческие крики. Поначалу я не понял, что происходит, но подойдя к окну, увидел широкий вид на городской парк, и все последующие события там происходили на моих глазах и на глазах моих людей, которые собрались в комнате. Украинская полиция на лошадях, вооруженная пистолетам, ружьями и шашками, бешено носилась по городскому парку. Насколько мы могли понять, они гнали перед собой людей – мужчин, женщин, детей. Затем по этой массе людей открывался ураганный огонь. Оставшихся в живых рубили шашками. Подобно каким-то нелюдям, орда украинцев, спущенная с цепи офицерами СС, остервенело топтала человеческие тела, зверски убивая невинных детей, матерей, стариков, чья вина была только в том, что они не погибли во время основной акции массовых убийств, и теперь вот их расстреливали и добивали как на охоте на диких животных».



Источник.

В Умани Черкасской области открыли памятник еврейским детям, которых в апреле 1942 года убили нацисты. 12 мая 2017 года.

Мемориал расположили около братской могилы, в которой покоятся около тысячи детских останков.

Церемония открытия памятной плиты состоялась 9 мая. На мероприятии присутствовали участники из Италии, Ирландии, Германии, Нидерландов и Украины. Они возложили игрушку на общую могилу. Деньги на создание и установку мемориала выделила голландская христианская организация.

В апреле 1942 года нацисты приказали главе гетто Хаиму Шварцу передать тысячу детей в возрасте от 3 до 10 лет, чтобы затем отправить их в детский дом.

Шварц отказался исполнять приказ, поэтому 22 апреля нацисты и их пособники пришли за детьми сами. Тех, кто не мог оторваться от родителей, забирали вместе с семьей. Затем всю группу расстреляли в ближайшем лесу, а тела захоронили в заранее подготовленные ямы.

До начала Второй мировой войны в Умани проживало порядка 15 тысяч евреев. 10 тысяч из них были убиты нацистами в 1942 году.



Источник.

Памятник Гонте и Железняку в Умани:





Перевод израильской статьи про паломничество в Умань, сделанный мной семь лет назад.

-----

Проститутки в Умани все-таки есть. Но они скромные и уважают еврейские традиции.

(Моя статья, опубликованная 21 июня 2015 года на сайте il24).

Мы разместили на днях на этом сайте материал о выступлении депутата Кнессета Мейрав Михаэли, посвященном "такому явлению как секс-туризм в Умань". В той же статье в качестве дополнения размещено заявление кандидата в городские головы Умани Людмилы Дашицкой "Женщины Умани - не проститутки".

Тема, как оказалось, не заглохла. Психолог, социальный работник и активистка ЛГБТ-сообщества Израиля Анна Талисман, на другую статью которой "Борьба за права ЛГБТ– наш общий интерес" мы дали ссылку в своей статье "Русские на параде гордости", опубликовала на том же портале "Релевант" свою новую статью "Как сообразить международный скандальчик в шесть шагов". Анна защищает Мейрав Михаэли от неправильной интерпретации ее слов и женщин Умани от обвинений в массовом занятии самой древней профессией. В статье цитируются слова главы женского движения Femen Анны Гуцол. Это движение, прославившее Украину задолго до Майдана во всем мире, вряд ли нуждается в рекламе, но для тех, кто не знает, чем занимаются его активистки и в каком виде проводят свои акции.

«Глава женского движения Femen Анна Гуцол. По ее словам, уманьские женщины каждый раз во время наплыва иудейских паломников сталкиваются с их «неадекватной» реакцией на привычный в Украине стиль женской одежды. «Короткие юбки вызывают у них мысли, будто все местные женщины — проститутки», — отметила Гуцол.

Местные жительницы рассказали ей, что по вечерам боятся ходить по городу из-за страха перед нападениями евреев. Мэр Умани даже обратился к женской половине города с призывом одеваться скромнее во время паломничества хасидов. Движение Femen потребовало от Службы безопасности Украины (СБУ) разобраться в ситуации с сексуальными домогательствами хасидов. «Наплыв представителей ортодоксальной формы еврейской религии, с особенностями культуры и поведенческими стереотипами, влечет за собой определенные угрозы. Вместо того, чтобы урезонить гостей, город идет им на уступки, вероятно, мотивируясь прибылью от такого количества приезжих», — говорится в заявлении женского движения.

Представительницы движения Femen сетуют: «Чтобы быть уверенными в безопасности дочерей, родителям приходиться одевать их в одежду “под мальчика”. Женщины уже не могут свободно гулять улицами города – они как преступницы должны сторониться гостей и сидеть дома». Самая главная претензия феминисток к хасидам носит уже криминальный характер: «Частые факты домогательств, нападений и даже изнасилований хасидами украинок не поддаются огласке и не расследуются в угоду псевдо-толерантности и религиозной терпимости».

Но это всё была присказка. Сказка впереди. Сказка - статья, опубликованная на этих выходных в журнале МАКО (2-го канала телевидения Израиля) в рубрике "Путешествия". В ней описываются некоторые реалии секс-туризма в Умань, а также жизни в стране, в которой год с небольшим назад произошла "революция достоинства". Ниже сокращенный перевод этого материала.

-----

"Для меня это и молитвы, и удовольствие"

Четверть миллиона человек приезжают каждый год в Умань, чтобы распластаться на могиле раввина Нахмана из Бреслава. Но наряду с духовным туризмом ради исполнения Заповедей выросла сопровождающая его индустрия секс-туризма. Тысячи хасидов и других посетителей гробницы молятся там утром, а по ночам посещают публичные дома Умани, пользуясь тяжелым экономическим положением женщин в Украине. Они возвращаются в Израиль с репутацией людей, исполнивших важную заповедь. Израильская община в Умани: "Мы обеспокоены таким явлением и пытаемся уменьшить его масштабы".

Не только бреславские хасиды едут в Умань на праздники месяца Тишрей. В Рош а-Шана и Суккот проститутки Киева садятся на поезда и выходят из них два часа спустя в Умани, чтобы помочь местным коллегам удовлетворить спрос. Какой спрос? Вот пример. 35-летний Ицхак, отец троих детей, в первый раз приехал в Умань три года назад. "После завершения вечерней молитвы мы с другом вернулись в снятую нами комнату, и друг предложил немного развеяться. Он отвел меня в один из кварталов на окраине города, мы зашли в один из домов. Я даже не подумал о своей жене. Я знаю, что многие хасиды ходят в Умани к местным проституткам. Женатые, холостые, представители всех направлений".

"Вначале только несколько десятков паломников приезжали в Умань, чтобы сходить к проституткам", - рассказывает бреславский хасид Джекки. "Этим занимались в парке, в домах на окраине города и в хостелях. Никто открыто об этом не говорил". Однако из этого развилось целое явление, и была создана полиция нравов, которая наказывает слишком разнузданных хасидов. Раввины и строго соблюдающие Заповеди евреи, летающие в Умань в последние два года, закрывают свои лица, чтобы не совершить "грех посредством глаз". Неожиданная встреча духовных туристов из Израиля с оказавшейся в трудном положении страной, многие регионы которой живут в условиях, характерных для "третьего мира", породила ожидаемый результат - индустрию использования женщин.

Даниэль (имя изменено) - бреславский хасид, поменявший уже два заграничных паспорта из-за частых поездок в Умань. "Я несколько раз ходил к местным проституткам", - признается он. "Жена ничего об этом не знает. Это взбадривает и радует меня. Я возвращаюсь домой спокойным и снова лечу через несколько месяцев. Я там не только молюсь, но и получаю удовольствие".

Согласно оценкам, оборот этой индустрии - сотни миллионов шекелей в год. Местные власти обустроили гробницу при помощи еврейских бизнесменов и богачей, улучшили инфраструктуру, местные жители перестроили дома, появились хостели и отели. Но в то же время израильские преступники сбежали в Умань и занялись своим знакомым делом - сутенерством. Израильтяне совместно с местными украинскими сутенерами управляют местной индустрией секс-услуг.

Проститутки скромно одеваются, чтобы не оскорбить чувства хасидов

Возможно, теперь следует сказать вот о чем. Украина - вторая по уровню бедности страна в Европе. 24 процента ее населения живут ниже уровня бедности. Годовая инфляция в среднем 10%, валовой национальный продукт на душу населения - один из самых низких в мире, а смертность так велика, что население сокращается. Процент безработных превышает 10% и растет из года в год, рост экономики нулевой. Для многих женщин из бедных сел в аграрных районах Украины проституция - единственный источник дохода. Они едут работать в Киев, который приобрел невеселую репутацию "европейской столицы секса". Примерно 50 тысяч украинских женщин заняты проституцией в одном Киеве, каждая пятая из них - несовершеннолетняя. 30 процентов проституток являются наркоманками, 20 процентов больны СПИДом. Мы слышали много рассказов о них в прошлом десятилетии, когда в Израиле распространилась эпидемия торговли женщинами, к настоящему дню искорененная. Тысячи украинок приезжали в Израиль каждый год, утверждая, что собираются заниматься уходом за стариками. Сейчас тоже тысячи женщин готовы почти на все, чтобы уехать из этой страны и обеспечить себе лучшее будущее. Это порождает другой поток, известный нам как "украинские невесты".

В Умани, включая ее периферийные кварталы, 85 тысяч жителей и пять крупных университетов. По утверждению хасидов, некоторые студентки приезжают из бедных деревень и по стандартной схеме становятся девушками по сопровождению, чтобы профинансировать свою учебу. Один из ортодоксов, хорошо знающих Умань, рассказывает, что их положение настолько отчаянное, что взрослые женщины предлагают собственных юных дочерей рядом с гробницей. "Некоторые усвоили правила и скромно одеваются, чтобы не оскорбить чувства хасидов", - рассказывает израильтянин, переехавший в Умань. Большой парк Софиевка является главным местом для занятий проституцией. Хасиды рассказывают, что проститутки работают и на улицах, по которым они возвращаются оттуда.

Важно подчеркнуть, что речь идет о побочном явлении в потоке религиозного туризма. Исраэль Коэн, репортер с ортодоксального сайта "Кикар Шабат", считает, что оно охватывает примерно пять процентов паломников - несколько тысяч человек в год. Большинство из них - "вернувшиеся к вере".

В Умани постоянно живут 250 израильтян. Один из них, Шимон Бускила, живет здесь уже 12 лет. Он рассказал, что украинские власти обеспокоены этой проблемой, во всяком случае складывающимся имиджем города. "В отличие от Киева и Одессы, здесь полиция борется с этим явлением. Она чутко относится к религиозным проблемам. Это важно для заработка местных жителей. Важно, чтобы хасидам, приезжающим в город, было удобно".

Ш., новобрачный, уже четыре раза побывавший в Умани, рассказывает, что после начала войны с Россией экономическое положение страны ухудшилось еще больше, и это подтолкнуло к проституции множество местных молодых женщин. "Мои друзья, имеющие детей, возвращались ночью в номер восторженные как школьники. Я не хотел заниматься этими глупостями, боясь, что кто-нибудь расскажет об этом моей жене или другим членам семьи".

По словам Бускилы, некоторые хасиды бросили своих жен и детей в Израиле без источника заработка и переехали в Умань, где живут с местными женщинами, проходящими процесс гиюра. Брошенные жены обратились в раввинский суд с просьбой наложить экономические санкции на их мужей. "Это еще одна грустная сторона истории", - добавляет Ш. "Не менее десятка израильтян переехали в Умань и живут с женщинами, с которыми познакомились здесь. Умань превратилась в город-убежище. Трудно найти их, чтобы заставить подписать разводное письмо и обязать платить алименты".

"Мы ловили тех, кто ходил к проституткам, и предупреждали их"

Заботясь не о здоровье проституток, а о морали хасидов, три года назад руководство бреславских хасидов решило уничтожить это явление. Была создана полиция скромности. Молодые хасиды из числа "хулиганов" начали следить за верующими, приезжающими в Умань. Полиция нравов хорошо работала и старалась не допускать подобных случаев.

Чтобы профинансировать полицию нравов, было решено собирать с каждого путешественника в Умань по пять долларов. Собирались также пожертвования с доноров. Многие хасиды боялись попасться. Осталось только небольшое ядро, состоящее из самых распущенных.

Однако год спустя работа полиции нравов прекратилась в связи с тем, что верующие отказывались жертвовать по пять долларов. Люди не хотели платить этот налог.

Выяснилось также, что некоторые раввины на протяжении поколений выпускали галахические постановления о том, что мужчина может заниматься сексом с женщиной, встреченной им в далекой стране, если он не делает это так, чтобы об этом узнали другие, и если он надевает при этом черную одежду, чтобы почувствовать стыд за свой поступок. Другие раввины постановляли, что можно заниматься сексом с чужой женщиной в тайном месте, где никто это не видит и об этом не знает.

Даниэль, о котором мы рассказали вначале, тоже встречался с работниками полиции нравов. "Они начали меня допрашивать, интересоваться, что я делал. Это неприятно. Я не обязан отчитываться ни перед кем, кроме Творца Мира".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments