Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Category:

История одного политика

Минутка альтернативной исторической реальности.

Молодой и харизматичный немецкий политик 100 лет назад, сидя в тюрьме Ландсберг, куда он попал по обвинению в попытке подрыва конституционного строя, написал книгу "Моя борьба". В ней он обосновал необходимость сегрегации граждан страны по расовому признаку, лишения гражданских прав всех расово чуждых, а также необходимость завоевания жизненного пространства для обеспечения гарантированного существования титульной нации. С целью закрепления титульности главной нации он предложил создать в Рейхстаге верхнюю палату, избирать и быть избранными в которую имели бы право только представители титульной нации. Нижняя палата предназначалась для всех, но без одобрения верхней никакие ее решения не имели законной силы. Всем лицам нетитульной нации предлагалось принять статус "невраждебных постоянных жителей" или эмигрировать. Всё это было сведено в программу из 25 пунктов.

Выйдя из тюрьмы, политик основал Национал-социалистическую партию. Будучи архитектором по образованию, он сам разработал дизайн ее символики и проектировал в свободное от занятий политикой время Храм Одина - будущий духовный центр титульной нации. Этот храм обязательно будет построен под его руководством, но на площадке его строительства он выступит с обращением к своему народу уже на следующий день после своей победы на выборах.

Однако что-то у политика не срослось - капиталисты не торопились его спонсировать, а англичане не хотели делать на него ставку. Его партия влачила жалкое существование и никак не могла взлететь.

Тогда этот политик вступил в Социал-демократическую партию Германии и привел туда много своих сторонников. Они организовали Немецкую фракцию в СДПГ. Политик объяснил своим сторонникам, что можно и нужно действовать в рамках большой партии, добиваться влияния в ней и перетягивать к себе ее членов. Старому активу СДПГ не понравились нововступившие. Партийные бонзы считали их чуждым элементом, пытающимся совершить враждебное овладение правящей респектабельной партией. Члены Немецкой фракции не прошли через сито праймериз и не попали в Рейхстаг. Через пять лет вождю удалось все же стать депутатом в составе фракции правящей партии, но к власти это его не приблизило. Так продолжалось 10 лет, прошли две избирательные кампании, но использовать СДПГ для перехвата власти у вождя и его сторонников не получилось. После этого они все вместе вышли из СДПГ, и перед новыми выборами объединились в новую партию под нейтральным названием "Идентитат".

Партия "Идентитат" пришла к избирателям с обновленной программой, почти полностью позаимствованной у радикальных либертарианцев. Она провозглашала полную и максимальную свободу для всех немцев и декларировала, что никому не будет указывать, каким немцем он должен быть. Хочет человек смотреть дегенеративное кино и живопись - пусть смотрит, хочет нюхать кокс - пожалуйста, хочет заниматься однополым сексом - никаких возражений. Свобода нюхания кокса в новой партийной программе стала пунктом номер один.

Старый партийный актив, группировавшийся вокруг постаревшего вождя, морщил носы. Товарищи спрашивали, мол как так? Вождь в своей знаменитой книге писал о важности немецкой семьи, воспитания здоровой молодежи, традиционных ценностей. Что же теперь со всем этим стало? Но вождь не растерялся и объяснил сомневающимся, что нельзя быть слишком привередливыми, ведь главное - собрать голоса вырожденческого электората, а после выборов можно будет воспользоваться его голосами в своих интересах, как того потребует идеология. Партия сумеет со временем перевоспитать вырожденцев и сделать их образцовыми гражданами нового государства, достойными представителями своей нации.

Вождь объявил, что его партия теперь центристская, потому что за прошедшее время внутриполитические тезисы из "программы 25 пунктов" стали мэйнстримом, и их озвучивали даже респектабельные социал-демократические политики, не упоминая об авторе идей. Автор не был тщеславным и не требовал ставить копирайт. А про внешнеполитическую повестку дня вождь и не вспоминал, и его об этом никто не спрашивал, ни сторонники, ни журналисты. Партия наконец взлетела и стала быстро набирать популярность. Берлинские длинноволосые хипстеры, мечтавшие о свободе нюхания кокса, аплодировали харизматичному вождю и, размахивая поднятыми над головой двумя руками, покачиваясь вправо и влево, подпевали на партайтагах старому гимну "Поднимем знамя вверх", исполняемому теперь в стиле рэп.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment