Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Categories:

Актуалии и то, что за ними

Поставлю сюда два своих недавних текста из Фейсбука, чтобы не потерялись. Не знаю, сделаю ли я из них со временем статьи, но пусть они будут здесь.

1. https://www.facebook.com/rabin.leonid/posts/10215426921520794

Меня давно интересует механизм предательского поведения национальных элит и национальных интеллигенций в некоторых странах, уточнять не буду. Кажется, в последнее время я кое-что об этом понял. Вот несколько пока сумбурных мыслей. Прошу тапками не кидаться. :)

Для начала самоцитата из предыдущего треда:

Собеседник: -В недоразвитых восточных странах армия зачастую являтся либеральнее и адекватнее политиков националистов чья власть держится на голосах рыночного быдла. Пример Турция, в которой армия долгое время была гарантом светскости государства и нынешний Египет в котором генерал Сиси задавил тамошний "иудейский дом и шас" в лице братьев мусльман.

Я: -Не "адекватнее" они, а просто представляют класс тех, кто может удрать в Америку в случае чего. Поэтому они не хотят ссориться с влиятельными дядями оттуда, а Израиль для них не единственный дом, а один из возможных вариантов в жизни и карьере. Вот и весь секрет их так называемой адекватности.

-----

Начнем издалека. Был такой хороший советский писатель Даниил Гранин. Недавно он умер. Тогда появилось много воспоминаний про него, среди которых было следующее.

В 1956 году началась "оттепель", и делегацию советских писателей впервые выпустили за границу, конкретно во Францию, где они смогли свободно пообщаться с французскими коллегами по цеху. По приезде Гранин поделился мыслями с другим членом делегации. Мысли были следующими: "Почему они там так хорошо живут, а мы здесь так плохо? Ради чего мы столько страдали? Зачем это было нужно?" То есть, продолжая мысль, "могли бы пить баварское". Гранин - один из лучших советских творческих интеллигентов, он не Войнович, к примеру. Он защищал блокадный Ленинград. Должен был понимать, что если бы Ленинград сдался, судьба оккупированного Парижа ему не светила бы в любом случае. Должен был понимать, ради чего и почему "страдали". Однако же мысль о том, почему там так "хорошо", а у нас так "плохо", у него присутствовала. И это при том. что СССР бурно и успешно развивался. Значит, было что-то, что сильнее рационального понимания реалий.

Такое самоощущение подспудно тлело в советской интеллигенции и в советской научной элите 40 лет, пока не созрело и не закончилось перестройкой и развалом СССР. Гранину и его друзьям хотелось сидеть в Париже и пить кофе за одним столиком на Монмартре с Сартром и Камю, а не быть отделенными от них бессмысленным железным занавесом. Ученым-экономистам и редакторам журнала "Коммунист" тоже хотелось не заниматься хней, а летать по миру и участвовать в конференциях в Нью-Йорке, Париже и Лондоне. Егор Яковлев, написавший пять книг о Ленине, переживал, что вынужден ездить на "Жигулях", а мог бы на "Мерседесе" - об этом написал его осевший в Израиле сын. Разумеется, в таком случае Егор писал бы не о Ленине, а о чем-то другом, что было бы востребовано, но это не так важно для него, как условный Мерседес.

В основе самого актуального сейчас мировоззренческого разлома вообще везде лежит не раскол на пролетариев и капиталистов, не раскол на средний класс и прочие классы, не столкновение цивилизаций, а раскол на тех, кого я назвал бы "глобальными" и "локальными". "Локальных" один известный израильский русскоязычный публицист презрительно назвал недавно "лузерами глобализации". Глобальные израильтяне каждый год летают в Европу как минимум один раз в год, но, прожив в стране десятки лет, ни разу не побывали ни в Офакиме, ни в Маалоте - нечего им там делать. Даже в Иерусалиме многие из них побывали только раз или два.

Глобальные позднесоветские интеллигенты ассоциировали себя прежде всего с коллегами по цеху из Лондона и Нью-Йорка, а не с соотечественниками, работающими на заводах в Нижнем Тагиле или Гусь-Хрустальном. Когда их посылали в командировку в эти города, они воспринимали командировку как наказание - им хотелось в Париж.

Поэтому "глобальные" гораздо спокойнее относятся к возможным потрясениям в стране пребывания - у них всегда есть тыл за ее пределами. Если что-то дома неправильно перестроится, можно уехать в Талсу, Оклахома, и преподавать там русскую литературу. Рабочий из Нижнего Тагила потеряет рабочее место, смысл жизни, сопьется, а раскрученный московский интеллигент не потеряет ничего.

Если Израиль прекратит свое существование в результате действий его высшего генералитета, занявшегося политикой, сами генералы уедут в США и возглавят там какие-нибудь фирмы или частные военные компании. По большому счету ни они, ни члены их семей в отличие от "рыночного быдла" ничего не потеряют. Поэтому и эти генералы, и израильские раскрученные писатели гораздо "смелее" средних простых израильтян.

Представителей израильской элиты, в отличие от "рыночного быдла", сильно напрягает критика в адрес их страны за границей. Там, за морем и за океаном, живут и работают, учатся в университетах их дети, которым неприятно слушать о том, что у них на родине оккупация и апартеид. Родителям хочется, чтобы дети не испытывали таких моральных неудобств и могли легче и комфортнее перемещаться по большому миру.

Вот эти два фактора - описанное неудобство при длительном, а не в качестве туриста пребывании в большом мире и наличие резервных возможностей там же - и являются фактором, определяющим мировоззрение израильской элиты, военной, медийной и интеллектуальной. Это полная аналогия мышления, определившего образ действий советской творческой, научной и управленческой элиты в доперестроечное, перестроечное и постперестроечное время.

В случае Израиля важно еще вот что. Израиль с самого начала являлся проектом еврейского филиала международных элит, желавшего создать себе безопасное убежище. Даже став государством, он не стал в полной мере суверенным, а в значительной мере продолжает "принадлежать" им же. Инициаторы проекта опоздали, и к моменту начала Холокоста убежище не было готово, но Холокост придал им мотивацию не допустить повторения такого сценария. Он, вопреки мнению, озвученному недавно Аркадием Мазиным, вполне актуален и вероятен сейчас и будет актуален всегда, пока диаспоральные евреи будут оставаться экономической кастой и идеологической сектой. Конечно, до расстрельных рвов и газовых камер вряд ли дойдет, но мысль о том, зачем нам терпеть внутри себя враждебно настроенный малый народ, может прийти в голову очень многим, особенно в условиях увеличения числа мусульманских мигрантов в странах Запада. А местных элитариев еврейские конкуренты напрягают гораздо больше, чем мусульмане, в основном занятые на простых работах и конкурентами не являющиеся. Короче, так всегда было.

Ури Авнери сформулировал проблему так: "Для многих израильтян Бруклин ближе Нацерета, а надо, чтобы Нацерет стал нам ближе Бруклина". На этом была основана идеология кнааним, оказавшаяся маргинальной. А вот израильским элитам, напротив, надо обеспечить близость Бруклина и отдалить Нацерет. Во-первых, потому что в Бруклине сидят спонсоры, а во вторых потому что дети и родственники могут захотеть реализовывать себя в Бруклине, а не в маленькой и тесной стране пребывания, и надо обеспечить им такую возможность.

Я ничего не говорю тут о так называемых левых и так называемых правых, потому что раскол на глобальных и локальных в Израиле не совпадает с расколом на исралевых и исраправых, хотя локальные гораздо чаще становятся исраправыми, а глобальные исралевыми. Это другой вопрос, ответ который я пока не готов озвучить.

Заметно также, что люди, которым Нацерет ближе Бруклина, гораздо чаще становятся исраправыми, даже ультраправыми, вплоть до каханизма, чем исралевыми, хотя это на первый взгляд нелогично. Однако это можно понять, приняв во внимание, что люди реально боятся конкуренции со стороны арабов и прочих чужаков на рынке труда, которая неизбежно усилится в случае победы глобальных в Израиле и полной реализации их экономических и политических проектов. Глобальные мечтают об "эмиратской" модели экономики, которая держится на дешевом труде лишенных прав мигрантов. Однако в ОАЭ не принимают алию, и бедные репатрианты в такой модели совершенно лишние. Поэтому бедные репатрианты, в том числе пенсионеры и социальщики, и держатся за национализм и чувствуют угрозу, исходящую для них от израильских глобальных.

Пока всё. Замечания и критика приветствуются.

-----

2. https://www.facebook.com/rabin.leonid/posts/10215534926660855

По поводу горячей темы израильской политики и социальных сетей (гуглить "Нетанияху и Ротем Села") имею сказать следующее.

Вероятность того, что Нетанияху после выборов примет план геттоизации-бантустанизации Палестины (он же план Трампа, он же сделка века, он же триумф мира на Ближнем Востоке) низка, но она есть. Она выше, чем мне долгое время казалось, потому что в этом сильно заинтересованы прежде всего богатые евреи диаспоры, не желающие терять "резервную родину", а Израиль - государство с достаточно условным суверенитетом и даже не государство в общепринятом смысле слова, то есть политическая структура, выражающая волю своих граждан, а "проект". В этом смысле по сравнению с 1947 годом мало что изменилось. Голоса реальных владельцев этого проекта перевешивают голоса владельцев синего паспорта с менорой.

В случае (маловероятном, но имеющемся) реализации проекта гетто-бантустана и итнаткута-иткансута Израиль не станет образцовой демократией, на что рассчитывают воюющие за это добровольно или за деньги так называемые левые. Израиль станет гораздо более религиозным и гораздо более националистическим (можно условно сказать даже, что фашизированным), чем сейчас. По двум причинам.

Первая - только в этом случае правительству удастся "продать" израильтянам новый итнаткут-иткансут. Посмотрите на юго-запад, там находится государство Судан. Долгое время оно находилось в состоянии вялотекущей гражданской войны с немусульманским населением собственного юга. В итоге было создано независимое государство Южный Судан, но одновременно с этим в северном Судане было введено шариатское право. Президент страны выступил и сказал, что раньше, "пока в нашей стране жили чужаки", она не могла стать в полной мере арабской и исламской, а сейчас перед этим нет никаких препятствий. Народ это приветствовал, естественно. Для считающих, что где, мол, Израиль и где Судан, у меня плохая новость - мы ближе, чем вам кажется.

Вторая - страна после итнаткута-иткансута станет гораздо более тесной, густозаселенной, плохо приспособленной для жизни. О покупке квартир для детей большинству израильтян придется забыть, потому что на рынке жилья появятся десятки тысяч его потенциальных покупателей с большим количеством дармовых денег - компенсацией за их прежнее жилье за Зеленой чертой. В этой ситуации любое правительство, даже самое левое, будет вынуждено как минимум ограничить приток в страну новых жителей из дальнего зарубежья, а как максимум дать возможность уехать и стимулировать отъезд тех или иных групп. Вопрос только в том, по каким критериям эти группы будут определяться. Состав населения страны таков, что единственным возможным критерием является "еврейство" в том или ином понимании.

Короче, совершенно не нужные на первый взгляд и необъяснимые "расистские" выступления Нетанияху я могу объяснить только одним - он готовится к тому, что может произойти после выборов и после опубликования плана Трампа. А произойти может создание правительства национального единства Нетанияху и сине-белых с участием религиозных партий, но без ультраправых и без Мереца (возможно, с Аводой). Кстати, насколько я понял, никто из сине-белых не подверг критике ответ Нетанияху Ротем Села. Думаю, они понимают то, что я написал выше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments