Живой журнал leorer-а (leorer) wrote,
Живой журнал leorer-а
leorer

Categories:

Михаил Глебов

Он оказался рядом со мной в один из самых сложных периодов моей жизни, когда я столкнулся с, как мне казалось, неразрешимыми проблемами. На самом деле психолог, даже не "опытный психолог", а просто любой, решил бы со мной эти проблемы за пару встреч. Но в СССР не было ни психологов, ни социальных работников.

Миша быстро понял, в чем дело. Я тоже понял это и сумел обрубить каналы энергетического вампиризма и манипуляции, тянувшиеся с раннего детства и высасывавшие из меня все душевные силы. С этого момента я наконец стал свободным человеком, хозяином самого себя. Я научился говорить "нет".

У Миши тоже были проблемы. В школе к нему приклеилась кликуха "Баронет". Не из-за барства, которого не было, потому что он всегда был рукастым и не отказывался ни от какой работы, а из-за доведенного до пределов чувства чести. Он никому не позволял подшучивать над собой, манипулировать собой, не допускал пренебрежительного отношения.

Миша происходил из семьи потомственной русской аристократии. Несколько лет спустя мы поехали с ним открывать Ленинград, и отправились в Петродворец искать место, где находился их фамильный дом. Дом был разрушен в Войну, но Мише удалось по воспоминаниям выживших родственников составить точную карту его расположения. И мы нашли этот дом - примерно в двух кварталах от Верхнего парка. От него осталась небольшая горка битого камня.

Миша безошибочно знал названия всех растений - тех самых безымянных трав, цветочков, кустиков, которые нас окружают на каждом шагу. У него была дача, и я больше всего любил туда приезжать. Там Миша в раннем детстве проложил ровные дорожки и высадил кустики, и он ухаживал за ними, содержа это хозяйство в образцовом порядке.

Миша вообще был аккуратистом. Каждая бумажка лежала у него на своем, точно определенном для нее месте. Такой же образцовый порядок был у него и в мыслях.

На протяжении 80-х годов мы проводили вместе кучу времени. Я "сыпал теориями", а Миша их развенчивал. Это касалось вообще всего. Мы пытались вербализовать то, что у всех остальных получалось автоматически, а нам приходилось анализировать и усваивать методом проб и ошибок. "Мне теперь не понять, кто же прав был из нас в наших спорах без сна и покоя" - это тот самый случай. Но его влияние на формирование базисного каркаса моих убеждений, ценностей и идеалов несомненно.

Еще Миша великолепно знал историю, особенно русскую историю. Из него вышел бы ученый уровня Льва Гумилева, но родственники убедили его, что это бесперспективная профессия, и он стал инженером-строителем.

В этом у него тоже был образцовый порядок. Он с отличием закончил институт и пошел работать в "Гидропроект" - высотное здание, находившееся на развилке Ленинградского и Волоколамского шоссе. Там проектировали атомные станции.

Мишин отдел разрабатывал проекты трех станций-близнецов - Смоленской, Курской и Чернобыльской. В 1986 году он поехал в Зеленый Мыс в командировку и провел там два месяца - решал вопросы по сопряжению конструкций разделительной стенки между третьим и четвертым энергоблоками с конструкциями строящегося саркофага.

"Гидропроект" послужил натурой, с которой впоследствии была написана книга "Советское строительное проектирование". Об этом я скажу дальше.

После развала СССР, и вместе с ним Гидропроекта, Миша переквалифицировался в бухгалтера, работал в строительных трестах, но эта работа ему не нравилась, и вообще время не нравилось.

Тогда начались его духовные поиски. Миша пришел к Православию, но через пару лет разочаровался в нем и открыл для себя Эммануила Сведенборга - мистика и духовидца, основателя Новой Церкви и учения, которое называется рациональным христианством.

Миша стал известным человеком в узком кругу русских сведенборгианцев, потому что перевел на русский язык несколько работ Сведенборга. Их можно найти в интернете.

Даже те русские, которые ничего не знают про Сведенборга, тем не менее знакомы с ним, потому что Достоевский написал "Легенду о великом инквизиторе" из "Братьев Карамазовых" под очевидным влиянием религиозной философии Сведенборга - там она вся "на одной ноге".

Когда я уехал в Израиль, Миша это не одобрил, посчитал глупостью и предательством. "Зачем мне друг, который живет за границей?". Но мы продолжали поддерживать общение, пусть и намного реже, чем раньше. Насчет Сведенборга я был не в теме, а израильские реалии его не интересовали вообще.

В период нашего интенсивного общения Миша влюбился - наверное, единственный раз в жизни по-крупному и всерьез. Она не ответила ему взаимностью. Но он всех женщин сравнивал с ней и не выбрал ни одну. Он так и не женился и не завел семью.

Он знал мою первую супругу и точно предсказал, чем и почему закончится наш брак. Это так и произошло 12 лет спустя, в другой стране.

Еще Миша писал очень хорошие стихи. Он хотел их где-то опубликовать, но не решался показать редакторам. Когда он пошел в редакцию журнала "Юность" и побеседовал со специалистами, он понял, что его стихи никому не нужны. И перестал писать стихи.

В 1999 году Миша написал книжку "Советское строительное проектирование". Она не о проектировании, а о жизни вообще. Это в каком-то смысле энциклопедия советской жизни. Ссылку на одну из ее глав я приведу в конце этой записи, "чтобы вы попробовали".

В последние годы мы с ним общались всё реже, особенно после того, как я завел новую семью. После того, как лег сделанный Мишей сайт про Сведенборга и не встал обратно, я почувствовал неладное и начал его искать. Он не выходил на связь. Пришлось обратиться к частному детективу. Оказалось, что Миша умер больше года назад. Еще до "короны", она тут ни при чем.

В последние годы, особенно после 2014-го, у него были плохие предчувствия. Он предчувствовал большие несчастья уровня тех, что пережила Россия в начале 20-го века, и большую войну. Хочется, чтобы он оказался хотя бы в этом неправ.

Год назад умер и другой мой друг, тоже живший в России. Так за год с небольшим я лишился двух лучших друзей. Их нет, а я вот живу.

Я оживил сайт Михаила Глебова на один год. Там кроме переводов из Сведенборга и рукописи "Советское строительное проектирование" есть очень много всего интересного, в частности записки о довоенном, военном и послевоенном московском быте и о психологии советского служилого чиновничества. Ну и юношеские стихи автора есть.

Дело в том, что всё это интересно числу людей, которых в любом случае не больше, чем пальцев на одной руке. Поэтому через год этот сайт снова умрёт, как всё живое.

Ссылки на несколько текстов с сайта, дающих представление о нем в целом:

Смятение чувств.

Советское строительное проектирование. Финал.

Об уровнях общения людей.

"Почему я считаю Писания Сведенборга новым Божественным Откровением".

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments